Наше меню

Поиск

Друзья сайта

Главная » Файлы » Книга кагала

Глава XXV-1
[ ] 19.01.2009, 13:09

V.  СОЮЗНЫЕ  УЧРЕЖДЕНИЯ
ЕВРЕЙСКОЙ  ОБЩИНЫ


 

ГЛАВА  XXV

    Деление Союзов на местные и всемирные
    Союзы религиозные, благотворительные, ремесленные, ученые


 
    При изучении внутренней организации еврейской общины и строя жизни всего еврейского народа вообще невозможно обойти молчанием целую массу частных союзов, группирующихся на почве иудейства и известных под родовым названием хабура, что значит - союз, братство. Союзы эти преследуют самые разнообразные цели: есть союзы ремесленные, религиозные, талмудически-ученые, политические и т.д.
    Влияние их на общественный и частный быт евреев в нравственном и материальном отношении и на общественную жизнь страны, где живут евреи, чрезвычайно велико.
    Не познакомившись с этой силою, невозможно составить себе вполне ясного представления о жизни евреев вообще и о тех связях, которые скрепляют всех евреев, рассеянных по всему земному шару, в одно сильное и непоборимое целое.
    Частных союзов в иудействе громадная масса, но по району их действий они могут быть разделены на две основные категории: на союзы местные, район которых либо данная община, либо данное государство, и на союзы всемирные.

    Местные союзы.
    Нет еврейской общины как в Империи, так и за границею, в которой не существовало бы нескольких частных еврейских союзов, и почти нет еврея, который не состоял бы членом какого-либо из них.
    Еврейские частные союзы, эти, так сказать, артерии еврейской общины, сердцем которой является кагал, состоят всецело в строгой подчиненности и зависимости от последнего. Возникая по частной инициативе, каждый местный союз не раньше может открыть свои действия, как Устав его будет утвержден кагалом. Кагал же определяет за каждым союзом его права, доходы, разрешает ему открывать свои частные молельни, устанавливает, если это требуется, юрисдикцию союза над его членами и т.п., словом, в кагале находится альфа и омега существования каждого союза.
    Союзы, как лица юридические и обладающие нередко значительными имуществами, по всем своим спорным гражданским делам как с частными лицами, так и с кагалом. Подлежат ведению бет-дина*1.
    Согласно тем задачам и целям, для осуществлению коих они призваны к жизни, местные союзы могут быть разделены на:
  1. религиозные;
  2. благотворительные;
  3. ремесленные;
  4. талмудически-ученые;
  5. политические.

    Религиозные союзы.
    Хабура шева-керуим - Союз семи приглашенных.
    При речи о духовных учреждениях у евреев было указано, что нынешнее еврейское богомоление состоит в чтении установленных молитв и Пятикнижия. Пятикнижие, по числу недель в году, разделено на 54 отдела, из которых в каждую субботу читается один. Каждый отдел, в свою очередь, подразделяется на семь глав (паршот).
    Каждому еврею вменено в обязанность хотя бы раз в месяц подойти к свитку, Торе, помолиться над ним и прочесть хоть одну главу; поэтому во время чтения каждой главы приглашается одно лицо, называемое, как мы выше говорили, алиа. Но так как число кандидатов на алиа всегда превосходит цифру 7, означающую число лиц, могущих быть приглашенными, то для устранения этого неудобства и удовлетворения общей потребности в алиах синагога придумала следующую комбинацию для увеличения их числа. Вместо целой главы, которую следует прочитать при каждом приглашенном, читается только часть ее; таким образом, число приглашенных к чтению может быть увеличено по усмотрению синагогального старосты (габая) соответственно потребности. Но при таковой заботливости синагоги об удовлетворении духовной потребности своих чад, алии постепенно разделились на “почетные”, к которым относятся шесть первых алий по порядку, и “непочетные”, к которым принадлежат все алии от шестой до последней.
    Само собою разумеется, что “почетные” алии достаются исключительно талмудической и денежной аристократии, а “непочетные” идут в удел массе. Если вспомнить здесь еще то обстоятельство, что до чтения Пятикнижия производится публичная распродажа алий по обыкновенной аукционной форме, что аристократические конкуренты на “почетные” алии находят здесь место, где публично можно порисоваться своим благочестием, щедростью и т.п., то станет понятно, почему при таком порядке взрывы неудовольствий легки и часты и почему, если в синагоге находится новый богач, плебеев, наживший капитал и путем его желающий попасть в ряды аристократии, шум нередко оканчивается рукопашною схваткою.
    Возвращаясь после всего сказанного к Хабура шева-керуим, можно охарактеризовать союзы этого рода несколькими словами. Лица, которым не нравятся скандалы при молитве, образуют союзы только “семи приглашенных”, которые в своей отдельной молельне не допускают при чтении Торы умножения алий, но наблюдают при чтении “почетных” алий чередование между членами Союза, почему и самый Союз называется «Союзом семи приглашенных».
    К категории религиозных союзов также относятся:
  • Хабура нер-тамид - союз, содержащий в синагоге неугасающую лампаду.
  • Хабура тикун-хецот - союз, читающий молитвы тикун-хецот.
  • Хабура тешлим - союз, читающий ежедневно определенное число псалмов.
  • Хабура мамодот - союз, читающий молитвы мамодот и др.
    Цель всех этих союзов бескорыстная, чисто религиозная; члены их по большей части люди простого звания, в чтении псалмов и разных молитв видящие средство к спасению души. Доходы и расходы этих союзов, равно как и влияние их на еврейскую жизнь, незначительны.

    Благотворительные союзы.
    1. Хабура Пидион шебуим - союз для выкупа пленных.
    Само название союза свидетельствует о древности его происхождения. Учреждение союзов для выкупа пленных, без сомнения, вызывалось положением евреев, имевших несчастье попасть в руки неприятеля, за которых обыкновенно требовался выкуп. Конечно, пленных и выкупа уже давно нет, однако ж союзы эти сохранились во всей своей силе по настоящее время почти в каждом местечке и городе еврейской оседлости, применив только свою благотворительность к евреям, которые содержатся под стражею за различные нарушения и преступления. В пятницу или накануне еврейского праздника, утром, на пороге старшины (габая) Союза в каждом еврейском местечке можно встретить толпу настойчивых просителей различного пола и возраста, из которых каждый требует освобождения из-под ареста в полиции члена своего семейства – кто сына, кто мужа. Кто родственника и т.д., и к вечеру этого дня места для арестантов при стане, квартале, части и др., действительно освобождаются от многих своих гостей еврейского происхождения. Если представитель Союза не в состоянии удовлетворить обычного требования просителей по недостатку средств или по другой причине, то в подобных случаях кагал не оставляет его без своей помощи. Для подтверждения наших слов мы приведем здесь одно из кагальных постановлений относительно еврейских арестантов. № 95*2 “О поручительстве за арестованного еврея”
    Понедельник, отдел Пятикнижия Бей, 5558 (1798) года
Предводителями города постановлено: дать поручительство за реб N. из Слуцка, задержанного здесь судебным делом, чтобы он мог отправиться домой. Поручителями должны быть реб Иуда-Лейб, сын Якова, и еще один, которого он себе выберет в товарищи. На поручительство это должно смотреть как на поручительство, данное семью предводителями города.
    Нельзя же предполагать, что в этих актах речь идет о каких-нибудь политических преступниках. Подобная заботливость кагала об арестантах выражается еще и в актах под №№ 94, 96 и др.
    Кроме подкрепления нашего слова относительно деятельности упомянутого Союза, акты эти довольно красноречиво свидетельствуют о взаимной солидарности между этим Союзом и кагалом. Надо заметить, что Союз этот весьма редко представляет организованную, цельную корпорацию, по большей части деятельность его проявляется при необходимости, а так как в подобных случаях требуется влияние на местную полицию и чиновников, то само собою разумеется, что евреи низшего слоя не входят в состав Хабура пидион шебуим.
    Постоянные источники для своих расходов этот Союз редко имеет. Суммы требуемые ad hoc, собираются посредством налогов, как это видно из приведенных актов. Кроме расходов на освобождение евреев из-под ареста, иногда из собранной суммы часть употребляется на снабжение арестантов-евреев кашерною пищею.

    2. Хабура Кадиша - Святой союз, или Погребальный союз.
    Этот Союз существует в каждом городе и местечке еврейской оседлости, где только находится еврейское кладбище.
    Цель его только de jure благотворительная: он заботится о погребении покойников вообще и о снабжении саванами неимущих. Но какова благотворительность это Союза de facto, об этом речь впереди.
    Прежде всего надо заметить, что дела кладбища и похорон не имеют у евреев духовной или обрядовой функции: похороны у евреев – недуховный обряд.
    По закону Моисея еврейскому духовенству запрещено заниматься похоронами. Первосвященнику не дозволяется прикасаться к трупу даже своего родного отца или матери (кн. Левит, гл. XXI, ст. 12), священникам же дозволяется прикасаться только к трупам самых близких родственников (там же, ст. 1, 2, 3 и 4).
    Когены, т.е. потомки древнего еврейского духовенства, доныне живущего между евреями, строго соблюдают приведенные правила Моисеева закона относительно мертвых. Талмуд не придает делам похорон какого-нибудь духовного значения. Он во многих местах трактует об этом предмете: Сангедрин 20, 46 и 47; Моэд-Катан 24 и 27; Кесубот 69; Сабат п. 23 м. 4; Баба-Батра п. 6 м. 8, 73; Нида 36; Маймуни-Абелот п. 4, ч. 3; Иоре-ора 340-3 и 363-4; Семахот и проч. – все эти места подтверждают точность высказанного нами положения о значении похорон у евреев. Но еще более подтверждается это положение тем живым фактом, что и ныне, если похороны случаются у евреев в праздничные дни, когда они сами не работают, то, на основании закона, таковые, как дело не религиозное, совершается христианскими руками.
    Не смотря, однако ж, на полную свободу, которую еврейский закон предоставляет каждому относительно похорон, еврейская аристократия сумела захватить это дело в свои руки, обратить его в доходную для себя статью и, подобно кашеру и другим талмудическим постановлениям, о которых мы выше говорили, образовать из него один из страшнейших бичей для подчинения народа кагалу.
    Члены Погребального союза делятся на две категории: на хеберим - действительные члены и каброним - гробовщики или служители.
    Члены первой категории принадлежат к еврейской знати, к талмудической и денежной аристократии. Ко второй же категории принадлежат люди низшего сословия. Во главе этого Союза стоят всегда 3 или 4 габая (старшины), которые становятся в этом звании на год посредством баллотировки, а каждый месяц делами Союза управляет один из них по очереди.
    Кроме габаев выбирается также неэмон (кассир) и махзек бе-пинкес (хранитель Устава) и составляется очередной служебный список служителям.
    При таковой организации благотворительная деятельность Союза отправляется обычно следующим образом.
    В случае смерти еврея семейство умершего обращается к месячному габаю с просьбой позаботиться о похоронах, и габай, посоветовавшись предварительно с остальными габаями, определяет место для могилы усопшего и назначает за него плату. При таком совещании месячный габай пользуется правом председателя. Для решения более важных вопросов, т.е. если цена за место доходит до сотен или тысяч*3 руб., что случается нередко, требуется общее заседание членов Союза, причем председательство всегда остается за месячным габаем.
    Этот сам по себе невинный процесс, подходящий под один из параграфов Устава Погребального союза, вызывает нередко самые отвратительные и мрачные картины, которых наше слабое перо не в силах отразить. Бесконечная цепь возмутительных злоупотреблений, совершаемых погребальными еврейскими Союзами во имя благотворительности, по характеру своему едва ли мыслима в настоящее время не только в Европе, но даже в тех странах, где человечество осталось в своем первобытном, диком состоянии.
    Семейство, потрясенное смертью одного из любимых своих членов, отправляется к сребролюбивому и суровому габаю, который безапелляционно определяет цену за место на кладбище. Запрос габая большею частью бывает не по силам и не по состоянию для семейства покойника, и в подобных случаях габай, указывая на известное ему движимое или недвижимое имущество покойника, оказывает снисхождение готовностью принять оное в залог для обеспечения требуемой им суммы. Если даже движимого имущества нет, то Союз обеспечивает требуемую им сумму векселями и сохранными расписками, которыми оно всегда может приступить к взысканию своего долга с могущего впоследствии объявиться имущества семейства покойного*4.
    Получив, наконец, записку от габая на похороны, семейство умершего обращается с нею к очередным гробовщикам, которые немедленно являются на место, где находится мертвец, и приступают к приготовлению его к похоронам, между тем как некоторые из них в то же время приготовляют на кладбище легкий гроб, обыкновенно из теса, и роют могилу.
    Приготовление мертвеца к погребению состоит в омовении тела водою, облачении его в саван и талет. При приготовлении трупа к могиле члены Союза обязаны по очереди присутствовать, но эта обязанность исполняется ими лишь у трупа ученого или богатого корифея, который провел всю жизнь в талмудическом благочестии.
    Приготовление мертвеца к похоронам тоже не лишено картины, достойной внимания. Если покойник при жизни позволял себе носить в субботу платок в кармане, брить бороду или выступать против незаконных поступков кагала, бет-дина или Союза, то, кроме окончательного ограбления его семейства, которое Союз производит под предлогом платы за могилу, останки покойного предаются самым непростительным поруганиям. На глазах целого семейства и посторонних зрителей служки Союза при омовении трупа наносят ему пинки, толчки, оплеухи, сопровождая их оскорбительными ругательствами, причем из них или из членов союза, желая показать свою ревность в вере, старается перещеголять товарищей своими неистовствами.
    В подтверждение наших слов о бесчеловечном обращении членов Союза с мертвецами сказанного покроя мы приведем здесь слова известного в еврейской литературе, как первого и единственного обличительного писателя, Исаака (Ицхака) Эртера. Вот как заставляет он говорить своего героя, когда повествование касается Погребального союза: «Кроме того, что я драл с народа много денег под маскою благотворительности, я действительно творил богоугодные дела. Например, мстил я всегда пустым немчикам*5, попадавшимся (по смерти) в мои руки. При омовении их тел я бывало так колотил их по ягодицам, что черт их побирал»*6 (“Гилгул нефеш” – “Переселение душ”).
    Вот картина с живой действительности, набросанная рукой еврейского писателя.
    Эти немногие слова могут познакомить каждого читателя с наглостью и безнравственностью еврейских погребальных Союзов. При этом легко представить, что переносит то бедное семейство, и в каком паническом страхе пребывает общество вообще, находящееся под страшным гнетом деспотического Хабура-кадиша.
    В круг благотворительности Союза входит: снабжение трупов бедных евреев саванами, тесом для гроба и др. Но эти случаи бывают очень редки, большею частью похороны нищего производятся на счет добровольных пожертвований, которые собираются кем-либо из посторонних евреев.
    Доходы Союза составляют:
  1. Демай-кедиме (членские взносы).
        Союз очень редко и неохотно принимает новых членов, а если принимает, то за большую сумму.
  2. Плата за места. продаваемые Союзом на кладбище.
        Здесь следует заметить, что на кладбище места разделены на почетные, для патрициев, и непочетные, для плебеев, и чем ближе к могиле какого-нибудь знаменитого раввина, тем места дороже; Чтобы попасть в соседство к такому корифею, необходимо запастись талмудической мудростью или порядочным богатством. Новые богачи, т.е. евреи и бедного и низшего слоя, которым улыбнулась фортуна, очень дорого платят за такое соседство. Но купить им таковое необходимо по той причине, что этим они упрочивают и закрепляют свое положение среди еврейской знати. Благодаря этому обстоятельству, Святому союзу иногда удается получать значительные суммы без особого затруднения.
  3. Доходы с бань и миквы, т.е. бассейна, в котором женщины-еврейки после родов и периодов менструаций совершают обрядовое омовение. Бани и миквы отдаются Союзом в аренду банщику по контракту. В контракте, заключенном между Союзом и банщиком, между прочим, обозначается плата за совершение обряда в микве. Таковая плата простирается иногда от 5 или 6 коп. до трех руб. Цена увеличивается и уменьшается сообразно материальному состоянию нуждающейся в совершении обряда.
        Здесь нельзя не заметить, что бани во всем Северо-Западном крае сделались монополиею Святого союза. Нееврейские бани встречаются в крае изредка только в губернских городах; попытки частных лиц из христиан и даже из евреев строить частные бани никогда не удаются. При каждой подобной попытке дело встречает препятствие со стороны Святого союза, за которым обыкновенно стоит кагал. В борьбе с такими сильными противниками, как Союз и кагал, частному лицу трудно устоять; тем более что в случае надобности кагал налагает херем на частные бани, и тогда нет уже возможности бороться.
  4. Доходы с синагоги. В ведении Святого союза, за очень редким исключением, находится также большая синагога.
        Места в синагоге продаются в вечное владение, что составляет значительный доход Союза.
        В синагоге, заметим тоже, громадная пропасть разделяет патрициев и плебеев.
        Места первого ряда у восточной стены, у которой находится кивот, бывают все заняты талмудическою и денежною знатью. Места у этой стены дороги, а для некоторых даже и за большие деньги недоступны. Места второго ряда дороже мест третьего и т.д. Для совсем низкого слоя отведены пространства возле дверей. Чтобы добраться до аристократических мест в синагоге, необходимы те же средства, которыми приобретается соседство еврейской знати на кладбище: талмудическое образование или богатство. Поэтому места первых рядов в синагоге ценятся всегда дорого, доходя до 200 и более руб. серебром.
  5. Цедоке-Гедола (большая благотворительная кружка). Кружка эта имеет место быть везде в синагогах, молельнях и частных молитвенных домах и доставляет Союзу порядочные суммы.
  6. Проценты с наличного капитала Союза, хранящегося обыкновенно в руках представительных членов и доходов с недвижимых имуществ*7.
    Расходы Союза:
  1. На покупку земли на кладбище.
  2. На ремонт принадлежащих Союзу домов, кладбищенской ограды и т.д.
  3. На снабжение тахрихин (саваном) крайне бедных.
  4. На сеудат га-хевра (пирушку для членов Союза).
        15 числа месяца кислева (в конце октября) – день праздника Святого союза. Утром все члены собираются в синагогу на молитву, а к вечеру – на общий пир в дом месячного габая. Пирушка дается на средства Союза и всегда проводится весело и шумно. Почетнейшее место между пирующими занимают габаи (старшины).
  5. На пир для каброним, гробовщиков и служителей, который дается на следующий день после членского и составляет как бы продолжение первого.
  6. На пирушку в день шемини ацерет (8-й день праздника Кущей) в честь очередного габая, которого члены Союза после пирушки ведут торжественно из его квартиры в большую синагогу.
  7. На подарки лицам, которые по должности своей могли бы требовать, чтобы труп был похоронен не в день смерти, а по истечении определенного законом срока*8.
    В сравнении с доходами все эти расходы совершенно ничтожны. Однако ж наличные капиталы редко бывают у Союза. Остатки доходов, за малым исключением, остаются у габаев. За то их, конечно, на следующий год сменяют другие габаи, которые, в свою очередь, по той же причине подвергаются той же участи.
    После всего сказанного о деятельности Союза выясняется еще одна сила, которая насильственно привязывает евреев к талмудической почве. И не преувеличим, если скажем, что Погребальный союз, в силу своего варварского обращения с трупами тех людей, кои при жизни хоть в малейшем отступили от еврейской рутины, и ограбление имуществ наследников покойника держит еврейскую массу в страхе и тем являет из себя одного из сильнейших поборников кагало-бетдинского царства.
    Влияние Погребального союза на жизнь евреев в настоящее время велико, но оно приравняется нулю тогда, когда каждый еврей будет уверен, что после смерти его бренными останками и имуществом распорядятся люди ему присные, а не стая хищников-фанатиков.
    Для того же, чтобы эта уверенность стала фактом, необходимо, чтобы места на кладбищах приобретались евреями от общегосударственных учреждений (дум или полиции), но отнюдь не от Погребального союза.
    А когда отымется у Союза право продажи мест на кладбище, исчезнет страх от него; а без страха и самый Союз – этот деятельный проводник еврейской замкнутости и фанатизма, быстро прикончит свою ревностную службу иудейству*9.
 
 
*1  О взаимных отношениях различных союзов к кагалу и бет-дину см. док. №№ 17, 27, 79, 98, 99, 121, 124, 127, 155, 160, 195, 230, 277, 280, 311, 315, 319, 351, 355, 357, 363, 378, 386, 400, 406, 417, 422, 425, 432, 434, 474, 494, 515, 623, 663, 710, 711, 715, 722, 726, 739, 741, 778, 788, 789, 790, 827, 885, 888, 894, 989, 990, 991, 1046, 1048, 1050.
*2  В 1-м издании "Книги Кагала" (1869 г.) этот документ опубликован под № 49 (Прим. ЛВН).
*3  В книге Погребального союза г. Вильны за 1867 г. в ст. под №№ 38, 39, 50, 228, 289, 2843 встречаются следующие цифры: 300 р., 1.200 р., 500 р., 300 р. и проч., а в 1866 г. было взято у одного 2.000 р., а у другого – 800 р. и проч.
*4  Этот насильственный грабеж дал повод к составлению в 1863 г. относительно Погребального союза, напечатанного нами во II части документа № 1050, крайне интересного приговора виленских евреев.
*5  Евреев нового направления народ называет “немчиками”.
*6  В процессе Богузо (см. Приложение к данной книге) имеется показание подсудимого Ятвицкого, из которого видно, что труп убитого за доносы на кагал Пороховника подвергался разным оскорблениям и евреи плевали на него.
*7  В Вильне Погребальный союз владеет немалым количеством домов, лавок и даже торговыми площадками.
*8  Евреи предают земле своих мертвецов чуть только они остывают. По их верованиям, чем скорее останки предаются земле, тем легче для души усопшего.
*9  Та ячейка, из которой возникла, развилась и окрепла существующая в настоящее время еврейская община в Петербурге, - была Погребальный союз.
    В высшей степени интересные данные о возникновении Петербургской еврейской общины мы находим в статье одного из деятельнейших борцов национального иудейского знамени, г-на Гордона, помещенной в журнале “Восход” за 1881 г., № 2. Вот что пишет г-н Гордон по этому поводу:
     «В исходе прошлого и начале настоящего столетия была уже в Петербурге маленькая колония евреев в несколько десятков душ. Хотя они, надо думать, все принадлежали к категории “незамеченных”, т.е. нелегальных, которые не имели права на открытое проживание, они успели, однако же, настолько устроиться, что могли удовлетворить первейшим требованиям религии, имели своих резников, своих операторов для обрезания младенцев, приобрели место для погребения своих покойников и успели даже завести нечто вроде памятной книги об умерших, по-еврейски “пинкес”».
    С выходом в свет первым изданием в 1869 г. “Книги Кагала”, которая вся основана на документах, почерпнутых из подобной же книги (пинкес) кагала г. Минска, евреи, образованные и необразованные, обрушились на автора, утверждая, что ни одна еврейская община в Империи и за ее границей не имеет и никогда не имела никаких секретных пинкес и что документы “Книги Кагала” сочинены ее автором. Обнародуя ведущийся и в секрете с 1802 г. остававшийся пинкес Погребального союза сравнительно такой молодой еврейской общины, какою является Петербургская, г-н Гордон наилучшим образом отразил все выходки его собратий и лишний раз подтвердил правоту каждого слова в этом исследовании. Но подлинность документов, изложенных в переводе во 2-й части этой книги, подтверждается с замечательною силою при сравнении самого способа изложения мысли, языка любого из документов этой книги со следующей выдержкою из пинкеса, цитируемого в переводе г-на Гордона:
     «Книга Священного (погребального) братства г. Петербурга, составленная во вторник 11 нисона 5562 г. лицами, находящимися здесь, которые 1 апреля 1802 г. по их (подразумевается христиан) летосчислению получили от немецкой общины прилагаемый к этой книге документ, в удостоверение уступки нам места в границах между Черною речкою с одной, и рвом с валом немецкого кладбища – с другой стороны, как в сказанном документе обозначено по плану, под условием производства названной общине платы от каждого покойника по 10 руб., кроме расходов.»
    Затем идет перечень лиц, составивших ядро колонии. «Чтобы, - говорится далее, - осталась память (для грядущих поколений) об именах лиц, находящихся здесь в настоящее время, получивших прилагаемый документ:
    - Уважаемый и почтенный реб Натан-Ноте из Шклова.
    - Реб Хаим Шмуклер (басонщик) из Брод.
    - Реб Ошер, сын Исайи Кац (ааронид) из Могилева.
    - Реб Мордехай, сын Шраги-Файвиша из Шклова.
    - Реб Мататия, сын Ионы Кац.
    - Реб Иегуда-Лейб, сын Озера из Шклова.
    - Реб Элиезер, сын Гершона из Новоместа.
    - Реб Ицхак, сын Натана Сегал (левит) из Могилева.
    - Реб Иошера, сын Хаима из Шклова.
    - Реб Саббатай, сын уважаемого ребе Натана-Ноте».
    Но г-н Гордон уверяет, что «поименованными10-ю лицами не исчерпывается число находившихся тогда уже в Петербурге евреев». Это были только, так сказать, лучшие члены или представители маленького общества, класс патрициев, морейне, прибавим от себя, так как «из записи умерших видно, что в Петербурге находились и другие евреи из разных городов России», которые в состав Погребального союза не вошли, которые и составили уже класс плебеев, лиц управляемых, ам-гаарец.
    Таково было то зерно, из которого выросла через 8 десятков лет одна из обширнейших еврейских общин России – община петербургская.
     Еврейская община Петербурга по переписи 10 дек. 1869 г. насчитывавшая 7.854 ч., по нашим соображениям имеющая ныне не менее 30.000-40.000 душ обоего пола, является в настоящее время организованною по тем же началам, что и в местности [в местечках в черте оседлости – Прим. ЛВН]. Так, в Петербурге евреи успели уже образовать как бы свое гетто (Вознесенский, Подъяческие, Екатерингофский пр., Забалканский пр. и др.), здесь имеют они свои отдельные хлебопекарни, свои отдельные медочные и мясные лавки, а следовательно и своих особых резников (шохетов), имеют свой суд, бет-дин ( в м. Подъяческой ул.), имеют целую массу молелен, имеют молельню общественную ( по Забалканскому пр.), собираются открыть синагогу (в Коломенской ч.); имеются в Петербурге меламеды с их хедерами, равно как существует и талмуд-тора (на Забалканском же); большинство евреев Петербурга, как и в местах еврейской оседлости, оказывается незаписанными, а записанные (за исключением капиталистов и лиц либеральных профессий, имеющих по закону право жительства в Петербурге) все значатся ремесленниками (закон дозволяет евреям-ремесленникам жить в П.), в то время как их истинное ремесло, конечно, мелкое торгашество, купля-мена-продажа, негласное ростовщичество и т.п. 90 проц. всех ссудных касс Петербурга по недавним вычислениям городской Думы, конечно, принадлежат евреям. Мариинский рынок (на Вознесенском) в недалеком будущем будет целиком в руках евреев. Словом, евреи Петербурга, несмотря на запрещение Закона, упорно завоевывающие себе этот город теми же средствами, какими завоеван ими Северо- и Юго-Западный край, образуют в настоящее время 30-40 тысячную общину совершенно правильно организованную по тем началам, которые подробно изложены в этой книге, крепко сплоченную и от нееврейского мира окончательно уже обособившуюся.
    Спрашивается, какою же силою, какими средствами и когда были достигнуты эта сплоченность и эта обособленность?
    В этом сочинении неоднократно указывалось на то, что не религиозный фанатизм единит евреев в одно удивительно гармоничное целое, что не он неумолимо гонит каждого отдельного еврея в заколдованный круг кагало-бетдинской республики, но что таким связующим элементом является сила внешняя, искусственно созидаемая, что такою силою является исключительно страх и угроза наказаний:
    В тех кратких данных, которые приводит г-н Гордон в своей статье относительно первых евреев г. Петербурга, когда их можно было считать только десятками, мы находим уже яснейшее указание на то средство, коим представители [руководство кагала – Прим. ЛВН] поддержали самую строгую и беспрекословную дисциплину в евреях Петербурга. «Для сохранения памяти о погребенных здесь, - так начинается хроника в книге Погребального союза, - да будет смерть уничтожена на веки и да отрет Господь слезы со всех лиц!». Следует перечисление погребенных.
     «1. Исаак, сын Абрама из Житомира, умер и погребен во вторник, 16 шеват 5562 (1802) г. до заключения сделки с общиною. Он похоронен у рва. Раньше его похоронен ребенок, умерший у Ильи, сына Цеви (Гирша), фактора из Шклова.
    2. Зеев (Вольф), сын Зельмана из Орши, скончался ночью в субботу 6 ияра и похоронен в воскресенье 7 ияра того же года» и т.д. Но затем, вслед за номером 5, уже без № в пинкес значится нижеследующая запись, на которую мы обращаем особое внимание читателя:
     «Заносим для памяти, - переводит г-н Гордон, - что в казенном госпитале случился покойник и нам приказано было его похоронить, так как пред смертью он открыл начальству госпиталя, что он еврей и желает быть погребенным на еврейском кладбище. Мы также, находящиеся в настоящее время здесь, знаем, что он религии своей не переменил, но поведение его было не как подобает истинному еврею, поэтому положили его в отдельном месте, на южной стороне у вала. Имя его:Авигдор, сын Давида Чахечовер из Варшавы. Умер 17 шват 5563 (1803) г. – Рядом с ним у вала похоронен бывший одинакового с ним поведения Иосиф, сын Веньямина Бунема, немец, царский музыкант».
    И так, за то, что еврей, хотя религии отцов не изменил, но был лишь не такого поведения, какое подобает “истинному” еврею – ему роют могилу и кладут не рядом с другими покойниками – правоверными, а в отдельном месте, там, где-то у вала, на южной стороне…; рядом же с ним кладут человека, бывшего «одинакового с ним поведения», а в назидание потомству, кроме этих особых, одиноких могил в своем безмолвии, тем не менее красноречиво повествующих о поведении при жизни в них погребенных, о таковых субъектах на страницы пинкеса Погребального союза г. Петербурга «заносится для памяти…».
    В чем выражалось это неподобающее “истинному еврею” поведение этих двух субъектов, за которыми при их жизни эти 10 пионеров еврейской общины в Петербурге уже успели учредить строгий, негласный надзор, мы доподлинно не знаем, хотя уже из того, что первый из них только перед смертью открылся начальнику госпиталя, что он еврей, нетрудно догадаться, что до этого времени он скрывал свое происхождение, а второй, будучи “царским музыкантом”, вероятно нередко нарушал правила о кашере или субботе, оставаясь тем “немчиком”, о котором выше приведены слова еврейского писателя Эртера. Вот вероятная их вина, вот чем они провинились перед иудейством – и за это они были наказаны, и за это маленькая община жестоко отомстила им хоть после смерти; и уже, конечно, эта месть является грозным предостережением для всякого сына Израиля, который, являясь в Петербург, должен памятовать, что и здесь он не изъят от строгого надзора, что и здесь он должен оставаться “истинным евреем”, если не желает подвергнуть свои бренные останки участи этих двух несчастных.
    Само собою разумеется, что по мере того как росла и крепла еврейская община в Петербурге, по мере того как упрачивались здесь бет-дин и кагал, власть над всею общиною перешла к этим органам, которые не стеснялись уже преследовать “ослушников Израиля” не только после их смерти, как это делал и делает Погребальный союз, но уже и при жизни: достаточно на такого ослушника сделать донос местной полиции, что он именует только себя ремесленником, а что в сущности он торгаш и проживать в Петербурге не имеет права, чтобы его в 24 часа по этапу отправили на родину. Так, обычным путем, руками гоимов наказывается тот еврей, который чем-либо навлечет на себя неблаговоление администрации еврейской общины, Конечно, о всяком ослушнике вносится “для памяти” в кагальную пинкес, в книгу кагала г. Петербурга, и, быть может, будет то время, когда случайно обнародуется эта книга со всеми любопытными в ней документами о действиях Петербургского современного кагала и бет-дина, как случайно автором этой книги обнародована книга кагала г. Минска, а г-ном Гордоном книга Погребального союза г. Петербурга. – Прим. А.Брафмана
 




[ ... Назад ]    [ Далее ... ]



_
Категория: Книга кагала | Добавил: Bruder
Просмотров: 1566 | Загрузок: 0
Каталог+поисковая система Русский Топ

Каталог Ресурсов Интернет ПетербургПетербург