Наше меню

Поиск

Друзья сайта

Главная » Файлы » Книга кагала

Глава XXIV
[ ] 14.01.2009, 16:33

IV.  УЧЕБНЫЕ  ЗАВЕДЕНИЯ  У  ЕВРЕЕВ


 

ГЛАВА  XXIV

    Хедеры, талмуд-торы и иешиботы. Причина их размножения
    Законы 1844 и 1873 гг. относительно национально-еврейских учебных заведений


 
    Почти в каждой еврейской общине существуют троякого рода национальные учебные заведения: 1) хедер; 2) талмуд-тора; 3) иешибот.

    1. Хедеры. Первое желание, с которым еврейские родители встречают свое любимое детище при его рождении, — это желание видеть его талмуд-хахам, т.е. увенчанным мудростью, разумеется талмудической. Согласно этому искреннему желанию, каждый еврей, даже самый бедный, дождавшись с нетерпением пятилетнего возраста своего сына, несет его, а с ним вместе и свою трудовую копейку к меламеду (учителю) в хедер (училище) и готов переносить разные лишения — жертвовать самым для себя необходимым, лишь бы не отрывать сына от этого благодатного источника. При таком всеобщем сочувствии школьному делу неудивительно, что хедеров в каждом обществе много и что на содержание их затрачиваются значительные капиталы.
    Теперь сам собою рождается вопрос: какая же сила воспламеняет в сердце еврея такое желание видеть своего сына непременно ученым?
    Образованные евреи, которые много писали и теперь пишут о деле воспитания детей у евреев, о меламедах и о хедере, безосновательно силятся доказать, что это сильное влечение к школе есть продукт религиозного фанатизма евреев. Но при серьезном рассмотрении мы убедимся, что это побуждение далеко не фанатическое. Дело вот в чем.
    Талмуд, влияние которого насильственно и искусственно поддерживается над жизнью евреев кагалами и бет-динами поныне, еще в древности разделил их на два резко разграниченных между собой сословия — патрициев и плебеев — и определил отношения этих сословий специальными правилами:
    «Шесть пунктов, - гласит Талмуд, - должны быть соблюдаемы относительно ам-гаареца (плебея):
  1. Никто не может служить ему свидетелем, равно как и
  2. он не годен в свидетели другим.
  3. Ам-гаарец (плебей) не посвящается ни в какие тайны.
  4. Его нельзя назначить опекуном над сиротским имуществом.
  5. Он не может быть блюстителем благотворительных учреждений и
  6. с ним вместе нельзя отправиться в дорогу.»
    «Некоторые утверждают, — добавляет Талмуд, — что о пропаже, случившейся у плебея, не объявляется, т.е. вещь, потерянная плебеем, принадлежит тому, кто ее нашел.» *1
    Еще рельефнее выступают отношения еврейских патрициев к плебеям в следующих цитатах из Талмуда: «Раби Елизар говорит: позволяется заколоть ам-гаареца (плебея) в Судный день, хотя бы последний совпал с субботой». Далее говорится: «Позволяется разорвать плебея, как рыбу». Раввины учили: «Иудей никогда не может жениться на дочери ам-гаареца (плебея), ибо они сами — гады [змеи], жены их — пресмыкающиеся», а касательно их дочерей сказано: «Проклят лежать со всяким скотом»*2, т.е. кровные связи с ам-гаарецом считаются скотоложством.
    Эти правила, наложившие тяжелую печать неволи (зависимости) на плебеев, сохранились до настоящего времени.
    Все наши исследования, рисуя существующую до сих пор в России кагало-бетдинскую республику, указывают нам совершенно ясно, что вся масса еврейского населения делится на два класса: патрициев - морейне и на плебеев - ам-гаарец, что при морейне-патрициях, который участвует во всех общественных собраниях и имеет право занимать общественные должности в кагале, бет-дине и пр. установлениях еврейской общины, плебей является человеком бесправным и эксплуатируемым, что видно даже из следующего закона: «Ученые свободны от всех родов податей и повинностей как постоянных, так и временных; за них должны платить жители города», и далее: «Если бы даже государь (иноверческий) приказал, чтобы ученые сами платили, то все-таки жители города должны платить за них»*3. Если принять здесь во внимание то обстоятельство, что все повинности в России евреи отбывают по круговой поруке, а распределение их производится в кагале патрициями-морейне, то станет совершенно понятно, почему от этого невыносимого материального гнета и бесправного положения еврей-плебей ищет спасения для своих детей в хедере, ибо один только хедер дает возможность выйти в морейне и, сняв позорную печать плебея, приобрести гражданские права и привилегированное положение в заколдованном мире, к которому он принадлежит по рождению.
    Показав, где действительно кроется главный стимул, побуждающий еврея отдать своего сына в хедер, мы можем, по глубокому нашему убеждению, присовокупить, что никакие предпринимающиеся против меламедов административные и полицейские меры*4 никогда не достигнут успеха и старый порядок не прекратится до тех пор, пока правительство прежде всего радикально не уничтожит власть еврея над евреем, олицетворением которой служат отдельные еврейские общественные управления. Теперь постараемся беглым взглядом обозреть дело воспитания детей у евреев.
    Дело воспитания детей у евреев не принадлежит отдельному учреждению или ученой корпорации и, если оговорить тот факт, что только с иногородних меламедов (учителей) за право преподавания кагал взимает небольшую сумму (см. док. №№ 117, 392, 493 и др.), то можно сказать, что оно даже находится вне власти и попечения кагала и нигде не обеспечено каким-либо общественным фондом или сбором.
    Между множеством меламедов, которыми изобилует каждый еврейский городишко, нет никакой солидарности: их не связывают ни единство программы, ни единство метода, ни какие-либо общие интересы. Наоборот, каждый из них стоит своим особняком и относится к прочим товарищам по ремеслу враждебно, ненавистно, как к опасному конкуренту. Звание меламедское само по себе довольно непривлекательно — за это ремесло еврей берется лишь тогда, когда к этому принуждает крайность. Ходячая между евреями пословица гласит: «Умереть и меламедствовать никогда не опоздаешь».
    Учебный год у меламеда делится на два семестра. Промежутки между ними составляют месяцы нисон (апрель) и тишре (сентябрь), время праздников Пасхи и Нового года.
    Навербовав в течение промежуточного времени с помощью рекомендательных слов разных бабушек и тетушек, родственников и прислуги столько учеников, сколько удается или на сколько изъявляют свое согласие родители учащихся, меламед начинает свое каждодневное преподавание с 9 часов утра до 9 часов вечера, исключая субботние и праздничные дни, когда хедер бастует от [не проводит] занятий. Подвести занятия меламедов и их хедеры под известные классификации весьма трудно и возможно только в общих чертах, т.е. обойдя чрезвычайное разнообразие в мелочах. Согласно этому, мы разделим их на четыре категории: 1) дардеке-меламедим, т.е. обучающие только чтению на древнееврейском языке*5; 2) начинающие учить хумеш (Пятикнижие), с переводом на обычный жаргон и комментарием Раши; 3) начинающие учить Талмуд с комментарием Раши; 4) обучающие Талмуду со многими комментариями и Хошен-Гамишнотом (свод законов).
    Хедеры всех категорий вместе делятся на аристократические и плебейские, и точно также, как плебей-отец не имеет притязания на почести и места в синагоге, принадлежащие знати, так и сын его не может иметь претензии сидеть на одной скамье с мальчиком аристократического происхождения. Невнимание к сословным различиям, как мы видим, в иудейском мире допускается весьма редко. В хедерах первой категории мальчик просиживает обыкновенно от 5 до 7-летнего возраста, второй — от7 до 10, третьей — от 10 до 12 лет, в четвертой он остается до вступления в брак и даже в первые годы после женитьбы, покуда он живет на хлебах у своих или жениных родителей. Но не следует думать, что мальчик, поступив в хедер какой-либо категории, остается в нем до достижения им степени развития, соответствующей хедеру следующей категории; на деле это не так; хедеры и меламеды меняются каждое полугодие, так что мальчик получает свое образование большей частью в 20 хедерах.
    Плата меламеду за учение не урочная и зависит от степени состоятельности родителей; она обыкновенно простирается от двух-трех рублей до ста и полутораста за полгода. Число учеников в хедере всегда соотносится с возрастом учащихся; в хедерах низшего разряда бывает до 20 человек, восходя же выше, число это уменьшается. Системы преподавания у меламедов напрасно даже искать, ибо ее нет; приемы у них самые допотопные, без малейшего педагогического характера. Чтению учат сперва по алфавиту, припечатанному к молитвеннику, а потом по самому молитвеннику. При преподавании Библии меламеды ограничиваются одним только Пятикнижием, толкуя текст его в духе общепринятых талмудических комментариев. Первоначальные же преподаватели Талмуда, из которых каждый обыкновенно умеет читать и переводить только один трактат, пробавляются своей специальностью во все время своего меламедского поприща, меняя каждое полугодие своих учеников. Меламеды же последней категории, хотя они больше сведущи в Талмуде, но между ними ученый, который способен был бы быть раввином, т.е. председателем бет-дина – редкость, ибо сознающий в себе такую силу не будет тянуть меламедскую лямку.
    Контроля над занятиями меламедов нет никакого. Испытания [проверка знаний – Прим. ЛВН] мальчиков обыкновенно бывают каждую субботу. Отец, освободившись от житейских сует, в день шабеса на досуге сам берется за дело, если это по нему, в противном случае приглашает экзаменатора, и успехи, обнаруживаемые учеником, лучше всякого аттестата рекомендуют меламеда.
    Что касается помещения хедера, то в этом отношении ни меламеды, ни родители его учеников не взыскательны. Хедер может поместиться в любой смрадной лачужке, лишь бы поближе к квартирам учеников. Обучение письму и счетоводству не входит в состав программы меламеда. Для этой цели существуют в каждом городе особые специалисты, которые ходят по хедерам или на дом, по часам. В иные хедеры, по желанию родителей, приглашаются люди, знающие языки русский, немецкий и французский, чему меламеды не только не противодействуют, но относятся более или менее сочувственно.
    2. Талмуд-тора. Учебные заведения этого рода по программе своей ничем не отличаются от хедеров. Различие между кладет сам род этих учебных заведений: в то время как хедер - училище частное, содержимое меламедом, талмуд-тора - училище общественное, содержимое кагалом на общественные и благотворительные суммы (см. док. №№ 484, 485, 493 и др.). Число учеников здесь, сравнительно с хедерами довольно значительно: оно доходит до 50-60 и больше. Тут получают воспитание круглые сироты или дети крайне неимущих. Воспитатели этих заведений получают содержание из общественных и благотворительных сумм. Воспитанники же оных перебиваются нищенством, а если из общественных сумм отпускается для них какая-нибудь доля, то самая ничтожная.
    3. Иешибот - род талмудической гимназии с высшим курсом национальных наук. Иешиботы служат местом обучения для начавших свое воспитание в хедере, но не завершивших его по причине бедности родителей (в таких случаях мальчик обыкновенно переезжает в ближайший город и попадает в иешибот) и для круглых сирот, так как обучение здесь даровое. На содержание иешиботников отпускается кагалом самая ничтожная сумма, и большинство их, преимущественно сироты, пробиваются нищенством*6. Воспитатели иешиботников назначаются кагалом с самым незначительным окладом жалованья, но большей частью ешиботники занимаются сами без всякого присмотра и руководительства. Самым лучшим побудителем к учению и надзирателем за их поведением служит постоянная дума о своей будущей судьбе. Ешиботники обыкновенно идут в зятья к плебеям - сапожникам, портным, шапочникам и пр., всегда желающим посадить такой талмудический цветок в свое семейство для облагораживания крови своего потомства. Само собой разумеется, что личным заслугам ешиботника соответствует и достоинство партии [брачного союза – Прим. ЛВН]. Попавши на хлеб к тестю, они продолжают свое пребывание в клаузах, но, когда крайность заставляет их искать кусок хлеба для семейства, они, как люди ни к чему в мире не способные или не приспособленные, каковыми они вообще слывут в народе, берутся за меламедство. Тот же из ешиботников, который многолетним усидчивым трудом, смирением характера, скромностью поведения, отличными способностями успел прослыть илуй, превосходным молодым человеком, имеет обыкновенно партию из высшей, аристократической сферы; его ожидает невеста с тысячами приданного, а со временем и все высшие привилегии еврейского патриция и раввинская кафедра.
    После всего сказанного о хедерах и иешиботах становится совершенно ясным, что дело первоначального национального образования у евреев стояло всегда и ныне стоит на низком уровне развития, но, во всяком случае, всегда вполне соответствовало и соответствует тому запросу на него, какой предъявляла еврейская масса. Бесспорно также и то, что размер проходимых в хедере и иешиботе национальных наук вполне достаточен для того, чтобы дать плебею знание ученого, талмуд-хахама, и произвести его в патриции еврейской республики. Но, несмотря на то, эта безпрограмность преподавания, эта микроскопичность знаний по части национально-еврейской науки, выносимых еврейским юношеством из иешиботов или хедеров полуграмотных меламедов, наряду с полнейшим невежеством относительно предметов общеобразовательных, не могли не обращать на себя самого серьезного внимания со стороны борцов иудейского знамени; они видели, что упадок национальной науки и отсутствие общеобразовательных знаний составляет страшную опасность для будущего всего иудейства, они были уже научены историческим опытом, они знали уже , как в начале настоящего столетия даже самые ярые защитники иудейства, вскормленные исключительно Ветхим Заветом и Талмудом, с его оригинальной богословией, философией, юриспруденцией и естествознанием, подкрепленными дозой схоластики, не были в силах устоять против влечения к запрещенному плоду, явившемуся для них в виде иных воззрений на Бога, человека и природу, воззрений, выработанных и добытых более свободным и более светлым христианским миром, как они, эти лучшие сыны иудейства, будучи не в силах отразить от себя опасного врага быстро шагающей вперед христианской религии, один за другим постепенно навсегда пропадали для иудейства.
    Принятие Христианства детьми знаменитого Мендельсона и его последователем и другом Фридлендером служило грозным для вожаков иудейства в России предостережением.
    Поэтому главнейшим вожделением этих национальных борцов стало создание в России системы таких правительством утвержденных, но отдельных от других вероисповеданий национально-еврейских нисших и средних учебных заведений, где бы преподавались систематично и строго научно как национальная еврейская наука во всем ее объеме, т.е. древнееврейский язык, Ветхий Завет, Талмуд, Маймонид и др., так равно и все общеобразовательные предметы. Вскоре к этому представился удобный случай.
    Когда в конце тридцатых начале сороковых годов [1830-40-х – Прим. ЛВН] поднялся в русском обществе ропот неудовольствия против эксплуатации евреев [эксплуатации евреями коренного местного населения в “черте оседлости” – Прим. ЛВН], то представители иудейства стали ревностно самообличать себя пред русским правительством и предупредительно указывать на источник зла от евреев – на отсутствие всякого образования в еврейской массе*7. «Поставьте над еврейской массой образованных духовных руководителей, раввинов, дайте ей вместо хедеров с Меламедами правильно организованные училища – и зло исчезнет». Так говорили русскому правительству представители иудейства, сплотившиеся и образовавшие кружок “друзей нового просвещения”.
    Правительство не увидело в этом никакой задней мысли, а Министр народного просвещения С.С.Уваров заявил в своем докладе, что «правительству остается действовать тут в духе этой горсти лучших между евреями». И вот, закон 1844 года (ноября 13) создаются отдельные для евреев казенные уездные училища 1-го и 2-го разрядов *8 и раввинские училища, сравненные по общим предметам с гражданскими гимназиями.
    Но в 1873 г. (марта 16) вышел Закон, коим и раввинские, и уездные 1-го и 2-го разряда еврейские училища были закрыты.
    Через 30 лет правительство вполне оценило “искренность” советов “друзей просвещения”. Оно совершенно ясно убедилось, что созданные им раввины, выходившие из раввинских училищ, не имеют ни малейшего влияния на жизнь евреев, а тем менее на духовную, что и выразилось в названии их “казенные”, что раввинские училища, образую полное противоречие с духовной целью, для которой они были учреждены, приняли характер национальных еврейских гимназий*9. Почти все лица, получившие в них образование, отправлялись в университеты, академии и т.д. или сейчас по окончании, или после нескольких лет мнимо раввинской, или учительской службы в народных еврейских училищах. Кроме того, правительство убедилось, что эти новые деятели своим национально-патриотическим духом направляют евреев не к единению их с туземным [коренным – Прим. ЛВН] населением, а к их разъединению, что учреждаемые ими журналы “Рассвет”, “Сион”, “День”, “Гамелиц”, “Гакармел” и пр. не менее всех национальных легенд и синагогальных молитв способствуют укреплению внутренней замкнутости и внешней обособленности евреев.
    Если же здесь вспомнить еще, что из всех мер, ведущих к сближению евреев с христианским миром, самая действительная есть – общее воспитание детей, при котором иудейство не бывает в силах противостоять ассимилирующему действию христианской цивилизации, о чем мы выше говорили, то вполне очевидно, какую надежную опору нашло для себя иудейское знамя в целой массе русским правительством поддерживаемых еврейских национальных низших и средних учебных заведений и как противоречили эти последние интересам правительства и русского народа*10.
    Но к величайшему прискорбию, дух и направление упраздненных Законом 1873 г. учебных заведений, осуществлявших заветные национально-еврейские цели, всецело перешли и еще больше укрепились в созданных тем же Законом 24 марта 1873 г. следующих национально-еврейских учебных заведениях: 1) одноклассных (с подготовительным классом) училищах, 2) двуклассных (с подготовительным классом) училищах и 3) учительских институтах. Самый поверхностный обзор программы этих учебных заведений даст нам возможность безошибочно решить, чьим интересам служат эти учебные заведения и кто инспирировал Закон 1873 г.
    § 41 Положения об еврейских начальных училищах говорит: «Сверх общих предметов, в одно- и двуклассных училищах преподаются следующие еврейские предметы: древнееврейский язык, еврейский закон веры, Библия, история и объяснение важнейших молитв», а по числу часов в приготовительном классе, например двуклассного училища, на русский язык полагается 6 часов, на арифметику – 6. а на еврейские предметы – 10 часов в неделю.
    В еврейских учительских институтах*11 преподаются:
    § 46. а) еврейский язык, б) объяснение Библии (следовало сказать просто: Талмуд), в) еврейский закон веры (Пятикнижие), г) библейская история, д) история евреев послебиблейская (здесь разумеется, конечно, национальная средневековая и новейшая история евреев) и, кроме того (на это обращаем внимание читателя), общеобразовательные предметы почти в объеме гражданских гимназий.
    Само собою разумеется, что знания, приобретаемые в этих учебных заведениях еврейским юношеством по общеобразовательным предметам, вполне достаточны для устранения той грозы. Которая с такой свирепостью разразилась над иудейством в начале нынешнего XIX столетия, а что касается еврейской науки, то она в этих улучшенных и расширенных, сравнительно с упраздненными уездными и раввинскими училищами, в национально-еврейских низших и средних учебных заведениях не только не заглохнет, как она глохнет в хедерах, но обновится, расцветет, даст обильные плоды на почве Израиля и уже окончательно выделит и обособит евреев от остального населения.
    Из всего сказанного, как следствие, вытекает то положение, что правительство, открывшее для еврейских детей еще в 1835 г.*12 доступ в общие низшие, средние и высшие учебные заведения, должно считать свою задачу по отношению к образованию евреев этим Законом вполне исчерпанною.
    Образование же национально-еврейском духе, оставаясь вне сферы правительственных попечений, должно быть, конечно, представлено силам каждого еврея в отдельности, а по сему все стеснения относительно меламедов, созданные еще под влиянием “друзей просвещения”, должны быть сняты со страниц русского Закона. Если же с уничтожением власти кагалов над жизнью еврейской массы, а следовательно, с падением такого органа народной жизни евреев, который беспрестанно обновляет принципы о патрициях и плебеях, в стенах хедеров и иешиботов, учреждениях, дающих возможность плебею путем талмудического образования стать полноправным членом кагало-бетдинской республики, не окажется учеников, если ревность к изучению Талмуда в массе сразу охладеет, то само собою разумеется, что вина за индифферентное отношение евреев к их национальной науке отнюдь не упадет тогда на русское правительство и русский Закон.
 
 
*1  Талмуд, трактат Песахим, с. 98.
*2  Талмуд, трактат Песахим, с. 49.
*3  Тур-Иора-Деа, ст. 243.
*4  В 1875 г. был повторен строгий Закон 1857 г., далеко не дружелюбный к меламедам.
*5  Вся еврейская национальная литература состоит из 3-х различных языков: 1) древнееврейского, 2) халдейского и 3) жаргона.
     1. На древнееврейском языке написаны: 1) Закон Моисея, 2) все книги Ветхого Завета (за исключением книги Пророка Даниила и части Кн. Эздры), 3) все главнейшие молитвы, проповеди, поучения и т.д., 4) вся Мишна и Берейшит, Тосефта, Сифра, Сифрей и Мехильта, 5) все обширнейшие комментарии Талмуда, 6) все, на основании Пятикнижия, по талмудическому толкованию составленные духовные, гражданские и др. законы, 7) народная история, философия, песни, былины, предания, легенды и т.д., 8) часть книг по филологии, математике, физике, астрономии, медицине, всеобщей истории и т.п. (эта часть еврейской литературы крайне скудна) и 9) повременные периодические издания, повести, романы, рассказы и другие книги беллетристического содержания.
     2. На халдейском языке написаны: 1) перевод книг Ветхого Завета (Таргумим), 2) кн. Пророка Даниила, 3) Талмуд и множество книг кабалистического и мистического содержания, между которыми первое место принадлежит книге “Зоар” (мистическое толкование множества мест из кн. Ветхого Завета) и 4) некоторые молитвы.
     3. На разговорном языке евреев, или на жаргоне, т.е. на наречии, представляющем смесь различных языков, с преобладающим влиянием немецкого элемента, существует: 1) перевод почти всех книг Ветхого Завета и большая часть немецких молитвенников, 2) множество молитв, составленных исключительно для женщин (Техинот) и 3) рассказы из древней и современной жизни евреев, повести, романы, легенды, анекдоты и т.п., книги беллетристического содержания.
     Относительно влияния и тенденциозности, первое место между этими языками бесспорно принадлежит древнееврейскому. Хотя этот язык давно уже перестал быть разговорным для евреев, однако же он до сих пор остается душой этого народа: он формирует и развивает поныне ум и сердце каждого еврея, он освящает частную и общественную жизнь евреев и он один является народным знаменем, соединяющим и осеняющим не только несколько миллионов евреев, живущих в России, но и всех евреев, рассеянных по всему земному шару. Таким образом, хотя ныне евреи на нем не говорят, тем не менее это отнюдь не мертвый язык, тем более что в последнее двадцатилетие на этом языке появилось во всех частях света значительное число периодических изданий, в которых он ожил свежими и новыми силами, соперничая с любым из новейших языков. Если же он вполне доступен лишь для части народа, составляющей его интеллигенцию (впрочем, часть эта весьма значительна), то далеко не чужд он и низшей массе народа; смело можно сказать, что самый простой еврей столько же понимает по-древнееврейски, сколько большинство католического духовенства духовенства по-латыне.
     Относительно доступности первое место принадлежит жаргону, на котором читают и женщины, за исключением разве самого незначительного числа их из беднейшего класса. Жаргон вполне понятен не только всем евреям, живущим в славянских странах и представляющим громадное большинство всего народа, но и для большей части евреев, живущих и в других странах, во всех частях света.
     Халдейский же язык остается мертвым и вполне, можно сказать, безвлиятельным. Так как алфавитом он не отличается от вышеупомянутых языков, то все евреи и еврейки могут читать и по халдейским книгам, но содержание этих книг доступно лишь самой незначительной части людей с высокою раввинскою ученостью. Мистические и каббалистические книги, писанные преимущественно на этом языке, пользуются особым почетом у евреев хассидского толка, читающих эти книги лишь ради процесса чтения, который, по их понятиям, уже сам по себе, без понимания содержания читаемого, душеспасителен.
*6  Про них евреи говорят, что они “кушают дни”, т.е. каждый из них, в каждый день недели, имеет особый дом, где он получает продовольствие. См. док. № 772.
*7  Указание это нельзя упрекнуть в излишке правды. Конечно, уровень просвещения на еврейской почве в России был тогда не очень высок, но тем не менее каждый, кто знаком с тогдашним уровнем просвещения непривилегированных сословий в России вообще, а в особенности в губерниях еврейской оседлости, тот согласится, что евреи в этом отношении стояли гораздо выше туземного (коренного местного – Прим. ЛВН) населения. Все без исключения евреи умели читать на еврейском жаргоне, большинство умело даже на древнееврейском языке. Сверх сего, тогда уже немало было между ними лиц, знающих не только русский, но еще один или два из живых европейских языков. Немецкие классики, французские романы и т.п. в переводе на жаргон нередко читались даже еврейками, сидящими за выручкою в кабаке, мелочной лавке и т.п. Прошения, контракты, договоры и т.п. на русском языке не только для евреев, но и для туземного населения, составлялись в означенной местности в это время исключительно евреями. Подобным образовательным достоянием, повторяем, не мог похвастаться весь русский народ, за исключением привилегированного сословия, к которому евреи не принадлежали. Если бы источником тунеядства, торгашества, неряшества, алчности к наживе на чужой счет, без разбора средств к достижению задуманных целей и всех прочих пороков, в которых были повинны евреи, было действительно невежество, как уверяли образованные евреи, то, само собою разумеется, что в таком случае все эти пороки должны были проявляться гораздо изобильнее на нееврейской почве, которая была гораздо грубее и темнее. Между тем окружающее евреев христианское население, при всем своем невежестве, было свободно от этих пороков, жило честным, производительным трудом, несло на себе все тяжести государственных повинностей и, сверх сего, прокармливало еще целую массу праздных и высасывающих его силы евреев.
*8  Содержались на суммы свечного сбора.
*9  Один из современных горячих защитников иудейства, некто Моргулис, говоря об образовании русских евреев, причину катастрофы с раввинскими училищами видит, конечно, в русском правительстве, которое:
    1) вследствие неправильного понимания Уваровым значения Талмуда убоялось до специального изучения его в этих училищах, между тем как Талмуд составляет “главный источник еврейской науки”;
    2) не допустило рекомендованных “друзьями” заграничных немецких раввинов, “которые принесли бы к вам дух и направление науки” (Еврейская Библиотека. Том III).
    Эти обвинения крайне типичны, они обнаруживают собою тот образ действий, которого придерживаются так называемые образованные и интеллигентные евреи; они еще никогда и ни в чем не обвинили себя, но всегда успешно умели сваливать с больной головы на здоровую. Относительно замечания г-на Моргулиса можно ответить, что оба пункта обвинения не выдерживают никакой критики: 1-й потому, что Уваров вполне находился под влиянием “друзей просвещения”, а 2-й потому, что Законом 1844 г. (ноября 13) пункт “а” дозволяется вызывать для предметов еврейского закона в еврейских училищах учителей из Баварии, Пруссии и Австрии. Кстати заметим, что этот же Закон пунктом “б” учреждает при попечителях округов и при Министре народного просвещения по одному ученому-еврею, которые все в совокупности, отстаивая в сферах высшей администрации национально-еврейские интересы, немало способствовали тому, что “еврейский вопрос” все более запутывался и не получил разрешения до настоящего дня [см. статью о евреях-факторах – Прим. ЛВН]. Само собою разумеется, что с радикальным преобразованием быта евреев в России должны быть упразднены должности этих официальных представителей и защитников еврейства.
*10  Недавно стали опять раздаваться голоса евреев за открытие раввинских училищ; надо полагать, что правительство будет на этот раз более глухо к советам новых “друзей просвещения”.
*11  Институты эти имеют целью «приготовление учителей для еврейских одноклассных и двуклассных начальных училищ с подготовительными в них классами» (§ 1 Положения о еврейских учительских Институтах). Заслуживает особенного внимания тот грустный факт, что содержание этих институтов и их питомцев, будущих национальных еврейских деятелей, вероятно, не без влияния “ученых евреев”, всецело пало на средства Министерства народного просвещения, т.е. русского народа. И действительно, § 8 Положения гласит: «число воспитанников – 100, из них 20 содержатся на средства еврейских обществ, а 80 на средства Министерства народного просвещения». Если принять во внимание, что еврейские общества платят по 150 руб. в год за воспитанника (§ 9), то станет ясно, что на остальных 160 человек, так сказать пансионеров Министерства народного просвещения (в 2-х институтах, в Вилне и Житомире), государство расходует ежегодно 21.000 руб. Если к этой цифре прибавить не меньшую на содержание директоров, инспекторов, учителей-христиан, учителей-евреев, канцелярий, зданий и т.д., то станет понятно, почему, говоря об этом предмете, мы относим его к разряду грустных для русских интересов фактов.
*12  В.П.С.З., Том Х, № 8054, §§ 104 и 105.
 




[ ... Назад ]    [ Далее ... ]



_
Категория: Книга кагала | Добавил: Bruder
Просмотров: 1930 | Загрузок: 0
Каталог+поисковая система Русский Топ

Каталог Ресурсов Интернет ПетербургПетербург