Наше меню

Поиск

Друзья сайта

Главная » Файлы » Книга кагала

Глава XIII-2
[ ] 03.12.2008, 16:17
    Способы осуществления права хазаки.
    После всего сказанного о хазаке задача кагала, при продаже этого права евреям, может показаться читателю настолько же обширною, насколько она действительно смела. Но, тем не менее, читатель ни на минуту не должен усомниться на счет успешного решения ее со стороны кагала. Упражнение рождает искуснейших акробатов, которые исполняют на деле то, что даже воображением трудно себе представить. Кагал более 18 веков упражняется в своем подпольном искусстве, поэтому не диво, что доставление евреям, покупающим у него христианские дома, возможности извлекать из своей покупки надлежащую пользу, ему точно также нетрудно, как, например, ему возможно и нетрудно держать до сих пор в неизвестности число еврейского населения в России, как ему возможно укрыть 2666 человек, подлежащих набору, в то время как все остальное население Российской Империи дает недобора только 394 человека*21.
    О мудрости завоевательной системы кагала путем продажи хазак наглядно свидетельствуют увенчавшие ее плоды, которые так очевидны даже при самом поверхностном изучении экономического положения евреев в Северо- и Юго-Заподном крае. Бесспорно, положение это создано не сегодня. Известно, что евреи Северо- и Юго-Западных губерний образовали средний класс и заняли место между шляхетским и крепостным сословиями, на которые распадалось еще так недавно туземное население. Таким образом, евреи, с одной стороны, имели дело с высокомерным, легкомысленным и избалованным шляхетством, а с другой – с задавленным и до скотского состояния низведенным крестьянским сословием.
    Шляхетство, т.е. панье, вечно погруженное в семейные и политические интриги, большею частью знало о своих хозяйственных делах только по докладам экономов. Живя при этом, обыкновенно, не по средствам, паны вечно нуждались в деньгах, и при подобных обстоятельствах каждый из них всегда находил вернейшую опору в своем еврейском факторе или в своем корчмаре. Благодаря стараниям фактора, на выручку пана являлся из города богатый еврей, закупал у пана хлеб, лес, шерсть, а нередко даже выплачивал наличными деньгами вперед за хлеб из жатвы будущего года и даже будущих лет. В случае же крайних обстоятельств, когда у пана нечего было продать, еврей не отказывался дать денег в долг, разумеется, за хороший процент. Подписав условие по ценам, назначенным, большею частью, великодушным покупателем или услужливым еврейским фактором, пан забирал лишь деньги, а исполнение условий договора купли-продажи было уже уделом эконома и сподвижника его при дворе – еврейского фактора. Присутствовать в амбаре при весах и мерах, во время выдачи еврею проданного ему продукта или разузнать, почему еврей, получивший право на вырубку только нескольких сот пней, хозяйничает в лесу несколько лет – это не было в характере пана. Поэтому панские амбары и панские леса не без основания названы были евреями своими сокровещницами; евреи из них действительно черпали золото в изобилии.
    С крестьянами же еврею-корчмарю еще легче было справляться. Поселившись в корчме и поладив с экономом, корчмарь в продолжении года смело отпускал крестьянам деньги на проценты, вино в долг и проч., и еще смелее являлся осенью в дома должников, чтобы получить продуктами, собранными ими с полей и огородов, в счет накопившегося на каждом долга. Отмечен ли был долг этот в книжке или только в памяти корчмаря – это для темного и угнетенного мужика было все равно. Эконом в подобных случаях всегда имел побудительные причины верить и книжке, и памяти еврея, и обладал при этом действительными средствами, чтобы внушить это доверие и безмолвному крестьянину литовской или польской деревни; следовательно, евреи смело могли высасывать последние соки из крестьян без малейшего с их стороны сопротивления.
    Но, кроме того, крестьяне еще и прямо отбывали барщину у еврейских корчмарей, так как вместе с корчмою паны обыкновенно отдавали еврею в наем сторожа, паробка (работника) и работницу, которых деревенский войт (староста) должен был ежедневно доставлять на место назначения, т.е. на работу при корчме. Так как число корчем в Литве и Польше чрезвычайно велико, и на больших трактах, и на проселочных дорогах можно встретить корчму почти на каждой версте, а деревень и сел без корчмы в этих странах нет ни одной, то число крестьян, отбывающих барщину евреям, было всегда значительно*22.
    В городах и местечках власть и преобладание евреев являются еще более наглядными и ощутительными. Тут, в обозреваемую нами эпоху, евреи уже имели в своих руках почти все магазины, лавки, трактиры, кабаки, винокуренные заводы, пивоварни, заезжие дворы и большую часть домов. Кроме того, они тогда уже завладели почти всеми ремеслами, извозничеством и проч. Давая при этом чиновникам и влиятельным лицам деньги в рост и действуя всегда и везде “все за одного и один за всех”, евреи достигли в помянутых странах власти великой и силы непоборимой. В силу такого порядка вещей экономическое господство евреев в местах их оседлости дошло до того, что христианин-производитель уже не мог и теперь не может ни купить, ни продать чего-либо без посредства еврея, приобретшего за собой у кагала его личность или его имущество. Более того, в случае если бы христианин чем-нибудь навлек на себя неблаговоление кагала, то последний объявит такого строптивого человека под херемом (под анафемой, интердиктом), и уже ни один еврей в мире не осмелится войти с ним в малейшее сношение, что, при безграничном влиянии евреев на экономический быт страны, может составить прямую дорогу к разорению. Еврею же, нарушившему постановление кагала о хереме, грозит та участь, которая постигла Хацкеля Пороховника в 1873 г. – т.е. смерть*23.
    «Сознавая свою силу и смело работая на пути к завладению торговлею и промышленностью страны, евреи никогда не останавливались и ныне не останавливаются пред ненавистью, которую туземные конкуренты питали к евреям и не опасались даже нападений, которыми христианское местное население нередко выражало протест против угнетающей их подпольной силы евреев. За ненависть евреи платили своим бессильным противникам глубоким презрением, а нападения, можно сказать, приносили им скорее пользу, чем вред. При нападениях христиан на евреев последние всегда являлись беззащитною жертвою взволнованной толпы. Само собою разумеется, что в подобных случаях на защиту беззащитных являлись местная власть и местный закон, а так как тут факт всегда оценивался по внешнему лишь его виду, без строгого наследования исторических причин, его породивших, то наказание виновных всегда было для евреев торжеством, ободрявшим их смелость к новым, более смелым подвигам»*24. Сознавая эту силу, евреи смело продвигались вперед на пути мирного завоевания себе плодов производительного труда туземного населения и природного богатства страны, и в настоящее время являются полными хозяевами страны, или, по крайней мере, занимают самое выгодное, самое счастливое место между туземными сословиями.
    Чтобы не быть голословными, мы приведем здесь следующие крайне любопытные статистические данные относительно экономической деятельности евреев только в 3-х губерниях Юго-Западного края: Киевской, Подольской и Волынской, почерпнутые из официальных источников и приведенные г. Чубинским в его “Исследованиях Юго-Западного края”. «В губерниях Киевской, Подольской и Волынской имений, арендуемых евреями , 819, причем арендная плата, ими вносимая, равняется 1 509 344 руб. в год. Но эти цифры, по словам г. Чубинского, показывают лишь число имений, отданных в аренду евреям на основании формальных договоров в то время, как значительное число имений содержится евреями на аренде по неформальным договорам». «Так что будет безошибочно считать, что в их руках (только в 3-х губерниях) находится до 1000 имений». «Доходы от имений евреи-арендаторы получают до 3 600 000 руб. серебром». «Евреи-арендаторы извлекают больший доход с имений, чем могли бы извлечь сами владельцы; это происходит от того, что еврей-арендатор умеет закабалить крестьянское население, располагая деньгами; он дает их в ссуду крестьянам, когда тем нужны деньги на подати, крестьяне же обязываются отработать этот долг».
    «Таким образом, еврей-арендатор всегда обеспечен работниками и, притом, работники эти всегда ему обходятся дешевле, чем прочим владельцам, что вполне естественно. Еврей-арендатор выставит должнику-крестьянину, что он дал деньги гораздо раньше, чем деньги принесли бы процент».
    «Собственно способ хозяйства евреями далеко не может быть признан удовлетворительным. В ведении рационального хозяйства, само собою разумеется, арендатор не имеет никакой надобности. Заботиться об улучшении почвы он точно также не имеет надобности; он старается, чтобы земля во время его арендования принесла ему возможно больше пользы; об отдаленном будущем он не хлопочет, так как он не связан с землей прочными узами».
    «Стремление евреев к арендованию не показывает нисколько расположения к хозяйству. Они берутся за сельское хозяйство потому, что в настоящее время оно им дает хорошие барыши».
    «С освобождением крестьян и, следовательно, с необходимостью вести хозяйство на деньги, евреи, естественно, оказались в более лучших условиях, чем некоторые землевладельцы».
    «В Северо-Западном крае они проявили и проявляют стремление приобретать имения в собственность, что им в Юго-Западном крае воспрещено».
    «На правах собственности евреями немного поземельной собственности, так как вскоре последовало запрещение приобретать имения и в Юго-Западном крае, но евреи обходят это запрещение, покупая [имения] на чужое имя, при этом они гарантируют себя по отношению к лицам, чьим именем они воспользовались, долгосрочною арендою и векселями, часто превышающими сумму, заплаченную за имение. Ими руководит та мысль, что если через известное число лет последует разрешение приобретать евреям недвижимую собственность, то им только придется оформить сделку с номинальным владельцем и имение поступит в собственность за бесценок. А если бы этот номинальный владелец воспротивился, то стоит предъявить вексель ко взысканию, и номинальный владелец ничего не выиграет».
    Относительно еврейских земледельческих колоний, автор говорит: «Что касается до [еврейских] колоний на казенных землях, то можно заметить, что они почти не носят на себе земледельческого характера – и это неудивительно. Чего можно ждать от шапочников, башмачников и факторов, сделавшихся номинально хлебопашцами, ради тех льгот, которые были дарованы этому сословию».
    «Еврейская колония на путешественника производит тяжелое впечатление. Две трети домов с ободранными крышами, причем многие дома совершенно пусты. Около многих домов, как говорится, ни кола ни двора. Одним словом, без преувеличения можно сказать, что еврейские колонии представляют собою “мерзость запустения”».
    «Вообще, попытка к учреждению еврейских земледельческих колоний на казенных землях в Юго-Западном крае может быть названа вполне неудачною. И это совершенно понятно: каждый еврей считает своим долгом “гандель*25, а для труда, по его мнению, есть мужик. На наши вопросы евреям-колонистам, почему они сами не ходят за плугом и не косят, они отвечали: “Нащо я буду ходыть за плугом? Про те э мужик, я йому заплачу, вiн i зробить, що менi треба.”».
    «Этот взгляд господствует вообще у евреев. Самый бедный еврей считает мужика ниже себя. Действительно, он имеет некоторое основание быть о себе высокого мнения. Не говоря уже о том, что он представитель народа Божия, он грамотен, по-своему, конечно, и мужик представляется невежественною рабочею силою. Он всегда был ближе к пану, его собраты, которые с ним вполне солидарны, обладая богатствами, играют важную роль и положения этого достигают путем коммерции; поэтому каждый еврей считает себя рожденным для коммерции и почти презирает ремесла».
    Относительно промышленности евреев автор останавливается сначала на сахарном производстве. «В Юго-Западном крае в руках евреев находится 25% всех свеклосахарных заводов».
    «Еврейские свеклосахарные заводы производят сахарного песка от 1 млн. пудов до 1,2 млн. пудов, на сумму от 4,2 млн. руб. до 6 млн. руб. и рафинада более 600 тыс. пудов на сумму 3,8 млн. руб.»
    «Чистой пользы по сахарному производству евреи получают более 1,2 млн. руб.»
    «Кроме того, значительная масса материалов на все вообще заводы в крае поставляется евреями, а именно: вся известь, почти весь костяной уголь и крупка, прессовые салфетки, холст, рогожи и проч.».
    «Евреи покупают леса на сруб и поставляют дрова на заводы».
    «На многие заводы евреи поставляют рабочих и барышничают на счет их жалования и содержания».
    «Все поставки евреев на сахарные заводы простираются на сумму более 3 млн. руб. и дают чистой пользы не менее 300 тыс. руб.».
    «Богатые евреи спекулируют сахарным песком, покупая его у нуждающихся в деньгах заводчиков и продавая рафинадным заводам, у которых они тоже покупают на спекуляцию рафинад или берут для комиссионной продажи, получая известные комиссионные проценты».
    «Но всем этим не исчерпывается еще роль евреев в свеклосахарной промышленности; более богатые евреи дают заводчикам деньги на срочные, большею частью полугодовые векселя, за 12% и более».
    «Винокурение. В Юго-Западном крае всех действующих винокуренных заводов в 1869 г. было 564, и из них у евреев не менее 90% заводов в аренде, т.е. 500 заводов находятся в руках евреев».
    «Пивоваренные и медоваренные заводы. Они точно так же, главнейшим образом, в руках евреев, а именно из 184 до 119».
    «Мельницы. В Юго-Западном крае, в Одесском районе почти все водяные мельницы находятся в руках евреев, а именно: из 6.353 в руках евреев находится 5.730 мельниц».
    «Фабрики и заводы, принадлежащие или арендуемые евреями. В 3-х губерниях евреи имеют 443 завода в собственности и 84 на аренде, всего на сумму 2.183.500 руб.; всего в руках евреев, как на правах собственности, так и на аренде, 6.825 промышленных заведений, производство которых равняется 19.680.000 руб.».
    «Ремесленная деятельность евреев. Евреев, занятых ремеслами – 40 тыс., а христиане-ремесленники производят почти исключительно крестьянские [недорогие] изделия, как, например, выделка кож и шитье сапог для крестьян, “кушнерское” ремесло, т.е. выделка овчин и шитье тулупов; деревянные изделия, как-то: волы, повозки и т.д.; кузнечное ремесло и т.д.».
    «Все более легкие ремесла в руках евреев; хотя между ними много сапожников, портных и т.п., но эти ремесленники работают для высшего и среднего классов, а потому и получают более значительное вознаграждение».
    Относительно торговли автор говорит: «Всего в Юго-Западном крае в руках евреев лавок, где производится продажа мануфактурных и колониальных товаров - 6.666, а лавок, где производится торг товаров, необходимых для крестьян – 8.690. Годичный оборот всех еврейских лавок простирается до 57.486.000 руб.».
    «Оптовая торговля евреев лавочными товарами. На украинских ярмарках заграничные товары продаются почти исключительно евреями, и преимущественно бердичевскими».
    «Точно также евреи Юго-Западного края закупают на украинских ярмарках русские мануфактурные товары. Оптовая торговля евреев лавочными товарами может быть определена до 8 млн. руб.».
    «Вывозная торговля евреев чрез таможни Юго-Западного края. Евреи вывозят: скот, шерсть, щетину, сало, кожи, анис, тмин и проч. Этот вывоз простирается на сумму до 4 млн. руб.».
    «Хлебная торговля. Евреи Юго-Западного края закупают и отправляют к Пинску и к Одессе почти весь хлеб, доставляемый туда, количество которого простирается до 15 млн. пудов. Кроме того, они закупают хлеб для винокурен, для больших заводов, для продажи городским жителям, так что чрез их руки проходит хлебного товара на сумму до 15 млн. руб. серебром. И они зарабатывают, по меньшей мере, до 1,8 млн. руб.».
    «Этою торговлею занята значительная масса евреев-скупщиков и перекупщиков».
    «Лесная торговля простирается на сумму до 3 млн. руб., и вся в руках евреев».
    «Снабжение всех жителей смолою точно также находится в руках евреев».
    «Еврейский кредит. Евреи единственные капиталисты в крае. Они оказывают кредит и помещикам, и заводчикам, и горожанам, и крестьянам. Мы сами были свидетелями, как еврей уплачивал в волости подати за крестьян, получая по 3% в неделю. Предполагая, что у помещиков и заводчиков еврейских денег только до 500 тыс. руб., а у крестьян только до 2 млн. руб., получится, что евреи зарабатывают посредством процентов до 1 млн. руб.».
    «Подряды и поставки. Евреи являются единственными содержателями станций и поставщиками для казны».
    «Питейная торговля. В Юго-Западном крае положительно все питейные заведения находятся в арендном содержании евреев».
    «Чистая польза арендаторов – 1,5 млн. руб., сидельцев – 1,5 млн. руб.».
    «Кроме того, сидельцы имеют пользы от недоливов 600 тыс. руб.».
    «Евреи-шинкари имеют огромное значение в крае. Г. Янсон в своем исследовании “Пинск и его район” охарактеризовал роль шинкаря следующими словами: “Нищий, оборванный жид-шинкарь имеет, однако, огромное значение в торговле, особенно хлебной. Где поселится он, там начинается ростовщичество и скупка хлеба за деньги, а чаще за водку. Все углы еврейского жилья пополняются разным крестьянским добром: “клуня” или амбар еврея засыпается по мелочам собранным зерном. Мало-помалу оборванный жидок превращается в обладателя всех мужицких скирд и начинает спекуляцию, которая многих из нищих превратила в банкиров.”».
    «Кроме того, шинкарь имеет особое значение в торговле: ему поручается наблюдение за местным помещиком. Помещик, попавший под такой надзор, может быть уверен, что каждый, вновь приходящий к нему покупщик, только подослан первым, и станет давать ему дешевле, чем сулили ему прежде. Рискнет ли помещик поехать продавать в ближайший город – там все евреи уже знают, кто у него покупал, что давал, почему не купил, и у помещика даром пропадут и время, и расходы».
    «Общий итог прибылей и заработков, получаемых евреями с 3-х губерний Юго-Западного края, равняется 36 млн. 200 тыс. руб.*26».
    Само собою разумеется, что без изучения правовых институтов хазаки и меропии подобные завоевательные успехи евреев на пути к полному порабощению всего экономического строя страны были бы решительно непонятны. При свете же этих институтов становится вполне очевидным, что первенствующее экономическое положение евреев не может быть плодом единичных, даже самых напряженных усилий отдельных личностей, что, наоборот такой порядок вещей создан совокупными и дружными усилиями всего еврейства, под руководством и защитой местных кагалов, считающих, как мы видели, всю территорию Северо- и Юго-Западного края, со входящим в нее имуществом иноверцев, своею собственностью, продающих путем меропий - личность, а путем хазак - имущества христиан на владение и эксплуатацию отдельным евреям и в своих действиях придерживающихся основного принципа всего современного иудейства: “один за всех и все за одного”.
    После всего сказанного не представляется необходимым выяснять здесь, насколько такое исключительное экономическое господство в крае евреев идет в разрез с интересами правительства и насколько реальное осуществление в хазаке национального еврейского закона: «Имущество иноверца свободно, и кто раньше им завладеет, тому оно принадлежит», - не может быть терпимо в государстве без явного нарушения интересов коренного населения. Само собою разумеется, что с падением кагала падут хазаки и меропии; падет эта страшная для христиан-производителей цепкость и экономическая солидарность евреев друг с другом, а на месте нее появится недопускаемая ныне кагалом, под страхом наказания, конкуренция между евреями, конкуренция, которая даст возможность христианину-производителю делать выгодный для него выбор между массой услужливых посредников, а не быть, как ныне, в полнейшей зависимости от одного еврея, которому он негласно продан кагалом; словом, тогда христиане-производители станут хозяевами страны, а евреи-посредники – их слугами, а не наоборот, кА это, к величайшему прискорбию, имеет место в настоящее время в Северо- и Юго-Западном крае.
    Изучением деятельности кагала в области права мы заканчиваем рассмотрение, так сказать, внутренней его деятельности. При этом нам следует оговориться, что разносторонняя деятельность этого административного органа еврейской жизни еще далеко не исчерпана нами. Мы поневоле опускали подробности и останавливались только на таких моментах в этой деятельности, которые могут совершенно рельефно выяснить образ действий кагала как по отношению к евреям, так и по отношению к иноверцам. Бесспорно, изображенная нами картина управления еврейскою общиною кагалом была бы гораздо полнее при наличности нередко чрезвычайно важных и характерных подробностей, но мы думаем, что читатель может сам пополнить этот пробел, обратившись непосредственно ко 2-й части этой книги. Тем не менее все сказанное нами относительно внутреннего управления еврейской общины совершенно достаточно, чтобы окончательно разрешить следующие вопросы: 1) кто и на каких началах заправляет внутреннею жизнью еврейской общины, 2) насколько это управление согласно с видами правительства и 3) как оно отзывается на интересах местного христианского населения.
    Теперь мы перейдем к изучению той деятельности кагала, которую можно назвать внешнею.
 
 
*21  См. “Правит. Вести” за 1879 г. № 29. Всеподданнейший отчет Министра Внутренних Дел об отбывании воинской повинности в 1878 г.
*22  Конечно, крестьяне в корчме отбывали барщину не еврею, а помещику, но для еврея это все равно. Еврею тут важен был факт, а не теория.
*23  См. прилож. процесс Боргузо.
*24  Слова эти входили в состав записки, поданной автором в 1872 г. в комиссию по ведению всесословной воинской повинности, членом которой он состоит. – Прим. изд.
*25  Гандель - на языке идиш (с привнесением украинско-польского акцента) это большой разговор о "гешефте". "Гешефт" - это значит "бизнес". В принципе, на английском это тоже звучит "гандл". То есть, это бизнес-разговор с протоколом о намерениях в конце. И ничего особенного, разве что на Украине, в Белоруссии и Литве слово "гандель" было еще и идиомой. Означало - шум, скандал, крик. И неудивительно. Вы же понимаете, когда торговались два еврея - это был целый спектакль с размахиванием рук, с призывами в свидетели Всевышнего, с клятвами про здоровье детей и родителей. Так люди и говорили: "Ну, устроили гандель!". (Прим. ЛВН)
*26  См. “Труды этнографическо-статистической экспедиции в Западнорусский край, снаряженной Имперским русским географическим обществом. Том VII; исследования, собранные Н.Чубинским”. С.-Петербург, 1872 г.
 




[ ... Назад ]    [ Далее ... ]



_
Категория: Книга кагала | Добавил: Bruder
Просмотров: 1522 | Загрузок: 0
Каталог+поисковая система Русский Топ

Каталог Ресурсов Интернет ПетербургПетербург