Наше меню

Поиск

Друзья сайта

Главная » Файлы » Книга кагала

Глава V 1
[ ] 29.10.2008, 16:00

 

ГЛАВА  V

    Восстановление сейма и Царства Иеговы
    Объявление евреям писанного закона и устного предания
    Характер устного закона
    Карательная система сейма для подчинения евреев закону Пятикнижия и предания
    Нравственные меры
    Школы; права ученого - талмуд-хахам и простолюдина
    Ам-гаарец
    Еврейские молитвы
    Противники нового порядка вещей и самаритянская секта
    Переход иудейской земли под греческое владычество
    Влияние нового введенного сеймом порядка вещей на внутреннюю экономическую и бытовую жизнь евреев
    Отношения маккавеев к завоеванным ими иноверцам
    Возникновение еврейских сект: фарисеев, саддукеев и ессеев
    Возникновение Христианской Церкви и отношение к ней евреев


    В силу грамоты Артаксеркса Эздра собрал новую значительную партию евреев и во главе ее отправился в землю отцов *1. Прибыв в Иерусалим, он для устройства положения евреев создал так называемый Великий сейм, который впоследствии, когда бывшее Иудейское царство попало под владычество Греции, был переименован в Синедрион. Став во главе народа, этот новый народный трибун прежде всего занялся организацией еврейской общины, которая спустя 14 лет, с прибытием в Иерусалим Неемии (444 г. до н.э.), проявляет уже энергичную деятельность *2.
    С этим новым трибуналом восстанавливается временное народное управление почти в том виде, в каком оно существовало при Моисее. С созданием Сейма народом еврейским управляет, как при Моисее, сам Иегова. С этой минуты каждый еврей, где бы он ни находился, должен по постановлению Сейма ежедневно трижды: утром, пополудни и вечером, словами Пятикнижия: «Слушай, Израиль, Иегова Бог наш, Бог Един» *3, гласно и во всеуслышание провозглашать Иегову своим Богом, но вместе с тем тут же шепотом втихомолку словами: «Бог Царь Истинный, да благословится Царственное Имя Его во веки» *4 провозглашать Иегову настоящим своим Царем.
    На вопрос: «Почему Израиль произносит эти слова негласно, шепотом?», один из составителей Талмуда, равви Асса, метко отвечает: «Это место, - говорит он, - все равно что ожерелье, которое муж украл из царского дворца, поэтому, передавая его жене, говорит ей: публично одевать это ожерелье нельзя» *5. Ясно, что этими словами евреи втихомолку провозглашают Иегову своим царем в ущерб господствующему иноверческому царю *6. Этим гласным провозглашением Иеговы своим Богом и негласным признанием его настоящим своим царем начинается целая серия установленных Сеймом гласных и негласных молитв, о которых подробно будем говорить ниже.
    И вот, присматриваясь поближе, мы видим, что с этого времени Иегова есть не только Бог Израиля, но и его царь. Разница между ныне восстановленным народным трибуналом и между собранием старейшин, учрежденным Моисеем, заключается в том лишь, что ныне Иегова лично не передает уже своих распоряжений и решений, как Он это делал при Моисее. И весьма естественно: личное Его участие является теперь излишним, так как с настоящего времени на вопросы, возникающие во всех областях народного управления. Отвечает закон, полученный от Него на Синае.
    Поставив последнею своею целью восстановление полной независимости Иудейского царства и сознавая при этом, что к открытой борьбе с персами, без которой эта цель, разумеется, не может быть достигнута, собравшийся на родине как тогда выражались «незначительный лишь остаток» иудейского народа никоим образом неспособен, Сейм естественно думал лишь о средствах к достижению этой цели в близком или отдаленном будущем.
    Идя по этому направлению, сейм в данную минуту счел необходимым: а) восстановить внутреннее религиозное объединение евреев и оградить их от влияния язычества, которое, как мы выше видели, всегда гибельное для еврейского национального знамени, в данную минуту, при малочисленности евреев, материальной нищете, господствовавшей, по крайней мере, в их массе и при их политической зависимости, было опаснее всякого вооруженного врага; б) поддерживать и развивать пробудившееся в народе патриотическое чувство и надежду на восстановление трона Давида и, наконец, в) стараться общими силами и всевозможными средствами стеснять водворившийся здесь инородческий элемент и возвратить евреям те земли, виноградники и прочее, которые когда-то принадлежали их предкам, а ныне находились в руках этих переселенцев.
    Таким образом, Сейм при самом своем возникновении принял на себя двусмысленную роль: в то время как персидское правительство видело в нем орган, который должен главным образом наблюдать за исполнением евреями требований правительства, за собиранием с них различных податей и т.д., евреи встретили в нем народный трибунал, стремящийся к окончательному ниспровержению чужой власти. Согласно двусмысленному своему характеру, Сейм для достижения означенных целей, к которым открытого пути, разумеется, не было, прибегнул к разным негласным двусмысленным средствам и для этого он прежде всего положил в основание жизни евреев два закона: гласный и негласный. Он заявил евреям о существовании обязательных для них полученных Моисеем на Синае Тора шебиктав, писанного закона, т.е. Пятикнижия и Тора-шебеаль-не, или Кабала, т.е. устного закона – предания.
    Первый был предъявлен народу открыто в свитках, а второй оставался негласным и хранился в памяти Мевиным, Перушим, Соферим (ученых толкователей) и т.п., а отчасти и в Мегилот-сегорим (секретных свитках) *7, которые впоследствии отчасти вошли в Талмуд.
    С характером и направлением писанного закона мы познакомились выше. Что же касается устного предания, то оно относительно вопросов, касающихся политической и гражданской жизни евреев и их отношения к иноверцам, составляет отчасти произвольное толкование слова закона, согласно требованиям времени и обстоятельств. Например, словом Пятикнижия *8 воспрещен евреям брачный союз лишь с наименованными тут же в законе семью народами. Когда же, после возвращения Эздры из Вавилона, в Сейме был поднят вопрос об изгнании из среды евреев иноверческих женщин *9, то приведенному закону о браке было дано более широкое толкование; тут приведенный закон был распространен и на народы, о которых Пятикнижие не говорит. При других же вопросах, касающихся отношений евреев к иноверцам, устное предание представляет дальнейшее развитие слова писанного закона и и вытекает из его смысла и содержания. Таковы, например, следующие устные законы, вошедшие впоследствии в Талмуд: а) «Имущество иноверца свободно и принадлежит тому еврею, которым оно прежде захвачено» *10; б) «Еврей, сделавший (иноверческим властям) донос на другого еврея, если от этого последний понес материальные убытки в пользу иноверцев, подлежит смерти, и тот еврей, который лишит доносчика жизни, имеет заслуги пред Богом» *11; в) «Потерянное иноверцем принадлежит тому еврею, кто его нашел» *12; г) «Если бык еврея поразит быка нееврея, то хозяин-еврей свободен от уплаты убытка. Если же бык иноверца поразит быка еврея, то иноверец-хозяин должен, во всяком случае, уплатить еврею все убытки» *13. Все эти законы прямо вытекают из слова и смысла писанного закона, по которому, как мы выше видели, иноверцы неправоспособны и приговорены к рабству, истреблению и т.п. И каждый, кто знаком с устными законами евреев, согласится, что они большею частью, так сказать, живут в слове писанного закона и проявляются наружу при применении первого к жизни.
    С другой стороны, устное предание составляет дополнение, объясняющее неуказанные Пятикнижием способы исполнения и форму многих из установленных им же обрядов, как, например, где, кем и как должен быть совершен обряд обрезания, которому Пятикнижие приказывает подвергать каждого младенца мужеского пола на восьмой день рождения; какой, например, вид должны иметь кисти (цицит), которые закон приказывает еврею привязывать к четырем углам его платья, и т.п.
    Но все, что мы говорили, относится лишь к Галах, т.е. законодательной части предания. О вошедшей же в Талмуд составляющей части предания, выражающей религиозное мировоззрение евреев, будем говорить ниже, при обозрении эпохи возникновения Талмуда.
    Теперь мы обратимся к средствам, которыми Сейм подчинил евреев сказанным законам.
    Средствами этими являются система карательных и нравственных мер.
    Пользуясь, в силу знакомой нам грамоты Артаксеркса, безграничной властью над имуществом, личною свободою и жизнью евреев, новый народный трибунал, вместе с законом Пятикнижия, выдвинул на свет божий изложенное в последнем крайне суровое уложение о наказаниях, которое при существовании еврейских царей было забыто и заброшено вместе с законом, для охранения которого оно создано. Войдя ныне в силу, эти карательные меры оказали Пятикнижию гораздо больше услуг, чем напоминавшее о нем прежде слово Пророков, которое с этого времени и умолкает навсегда. В указе о расторжении смешанных браков и изгнании из среды евреев находившихся в браке с ними иноверческих женщин, ознаменовавшем первый шаг, сделанный Сеймом на пути его исторической деятельности, Сейм заявляет евреям: «Кто в течении трех дней не появится в Иерусалиме согласно постановлению начальников и старейшин, тот лишен будет всего имущества и будет исключен из общины» *14. Весьма понятно, что в виду той грозной власти, которая ясно обрисовалась в приведенном заявлении Сейма, ни один еврей не осмелился не явиться в Иерусалим, и затем, как ни тяжело было для многих евреев расторгать семейные узы, изгнать любимую женщину, отрвать мать от детей и т.п., однако же означенный указ был исполнен при оглушавших улицы Иерусалима воплях и рыданиях.
    За торговлю в субботние дни виновных подвергали побоям, вырывали волосы и, наконец, им было объявлено, что если они еще раз явятся в субботние дни за стены Иерусалима для продажи своего товара, то «на них наложат руку» *15. Это распоряжение увенчалось таким же успехом, как и распоряжение о расторжении браков. Этим путем, как увидим ниже, привились к почве иудейства и все остальные, Новым Заветом отмененные, тяжелые для самих евреев и враждебные к иноверцам Ветхозаветные законы, которыми евреи живут еще до сих пор.
    Судебно-исполнительную власть представляли с этого времени учрежденные Сеймом во всех городах бет-дины (судилища), в которых вместе с судьями (шофетым) находились исполнители наказаний по решению суда (шотерым) и рядом со свитком Пятикнижия красовались палка, плеть, цепь и т.п.
    Впрочем, лишь палка, плеть и цепь составляли необходимую принадлежность судилища, а свиток закона не обязательно*16.
    Кроме карательной системы, Сейм предпринял и различные нравственные меры для укоренения между евреями Пятикнижия. Для этой цели он вместе с обнародованием закона установил публичное чтение оного. Чтение его совершается с этого времени в субботние и праздничные дни, когда всякий труд и физические занятия воспрещены евреям, и в дни суда и расправы – по понедельникам и четвергам, в которые евреи собирались в судилища. Чтение совершалось, в недоступной для иноверца ограде храма и в синагогах, которые, служа местом собрания представителей местной еврейской общины для решения вопросов, касающихся всей общины или всего Израиля, и местом заседания судебной власти – бет-дина, строились не в центре города, а в поле, надо полагать с тем, чтобы и здесь еврейские дела держались подальше от чужого уха и глаза. Чтение закона, мимоходом скажем, не составляло исключительного права духовенства и не относилось к прямым его обязанностям. Читали люди, вообще чувствующие себя способными и которые были подготовлены для этого школою, без различия сословий. Читая народу Пятикнижие на еврейском языке, на котором писаны были свитки, чтецы должны были передавать слушателям содержание его на халдейском, который тогда почти заменил уже евреям их народный язык.
    Вместе со словами писанного закона слушатели нередко встречали здесь и относящиеся к нему предания. Конечно, посредством публичных чтений народ постепенно усвоил себе дух закона, но возможность изучить закон основательно могли дать только школы, которые для этой цели и были созданы Сеймом.
    Учрежденная Сеймом школа, которая, мимоходом скажем, в некоторых странах существует еще до сих пор, и относительно программы, духа и внешней формы доныне сохраняет свой первобытный типичный характер, при самом своем возникновении не была для евреев таким же рассадником общего знания, каковыми были тогда школы, в которых воспитывались жрецы, астрологи, философы, царедворцы и т.п. тех соседних с евреями народов, во главе которых стояли фараоны, Навохудоносоры, Киры и т.д. Задача учреждаемой Сеймом школы заключалась лишь в том, чтобы сделать Пятикнижие неотъемлемым достоянием евреев и вместе с тем воспитывать чиновников для подведомственных Сейму административных и судебных учреждений им же созданной еврейской общины. Чтобы составить себе ясное понятие об отношении означенной школы к предметам общего знания, достаточно привести хотя бы следующий факт. В течении четырех приблизительно веков – от Эздры до падения Иерусалима при Тите – развитие означенной школы у евреев быстро шло вперед. Между представителями этой школы встречаем таких неутомимых и славных деятелей, как Гилель, Шамай, Гамалиил и т.п. Тем не менее общие знания были настолько скудны между евреями в конце означенной эпохи, при римских прокураторах, что для определения дня новолуния с наступлением каждого нового месяца евреям вместо исчисления необходим был формальный судебный акт, которым суд утверждал день новолуния на основании показания двух из расставленных правительством в разных местах нарочно для наблюдения за появлением новолуния свидетелей, подтверждавших перед судом, что они лично видели луну в новом виде.
    С составлением этого акта, совершавшегося всегда накануне объявления дня новолуния, на возвышенных местах, в окрестностях Иерусалима, зажигали костры, служившие сигналом наступления новолуния. Заметив этот сигнал, евреи, жившие в близких к Иерусалиму местах, в свою очередь тоже зажигали костры и таким образом передавали весть дальше. На основании этих актов устанавливались в провинции годичные праздники: Пасха, Пятидесятница и т.п., которые, согласно слову Пятикнижия, праздновались по одному дню. Чтобы ввести в заблуждение евреев, живущих в провинции, относительно определения праздников, поселившиеся в Иудее римляне нарочно стали зажигать костры у Иерусалима в разные вечера, до и после наступления дней новолуния, и с этого времени евреи, введенные этим путем в заблуждение, действительно не могли точно определить своих праздников. Это обстоятельство вызвало постановление Синедриона, по которому евреи в провинции должны праздновать годичные праздники по два дня вместо одного.
    Этот первобытный способ исчисления времени доказывает, что рядом с процветавшей школою, о которой идет речь, на иудейской почве уживалось крайнее невежество относительно астрономии, которая тогда находилась уже на известной степени развития у греков и римлян, с которыми евреям приходилось соприкасаться.
    На таком же низком уровне стояли тогда между евреями строительное искусство, медицина и т.д., так как в памятниках означенной школы нет и упоминания о них. Еще более, даже народный язык, который, как мы выше говорили, во время вавилонского пленения *17 пришел в упадок, не воскрес в стенах этой школы.
    

 
 


*1 1-я Книга Эздры, гл. VIII.  
*2 1-я Книга Эздры, гл. VIII; Талмуд Берахот, л. 33; Иерушалма, там же, гл. I Мегила, гл. I; Беришит-раба, гл. 79; Мидраш Рус,гл. IV, Море-Небухе-Газман, гл. II, Дор-дор-ведоршов, ч. I, с. 54 и 55.  
*3 Второзаконие, гл. VI, ст. 4.  
*4 Молитвенник г. Воля, с. 52.  
*5 Мидраш-раба, гл. Воэтханан.  
*6 Дор-дор-дедоршов, 1871 г., ч. I, с. 236.  
*7 Талмуд, тр. Шабас, л. 6 и Танхума, гл. Тиса.  
*8 Второзаконие, гл. VII, ст. 3.  
*9 Эздра, гл. IX, ст. 1-3.  
*10 Хошен-Гамишнот, ст. 159, Баба-Батра, гл. Хезкат и т.п.  
*11 Тур Хошен-Гамишнот, ст. 388.  
*12 Баба-Кама, 1136.  
*13 Баба-Кама, л. 35а и т.п.  
*14 Эздра, гл. X.  
*15 Неемана, гл. II.  
*16 Тур Хошен-Гамишнот, гл. I.  
*17 Фактов, подтверждающих этот момент, в исторических документах не зафиксировано. (Прим. ЛВН.)  
 .




[ ... Назад ]    [ Далее ... ]



_
Категория: Книга кагала | Добавил: Bruder
Просмотров: 2138 | Загрузок: 0
Каталог+поисковая система Русский Топ

Каталог Ресурсов Интернет ПетербургПетербург