Наше меню

Поиск

Друзья сайта

Главная » Файлы » Книга кагала

Глава XV
[ ] 12.12.2008, 15:14

ГЛАВА  XV

    Отбывание евреями воинской повинности
    Закон 1827 г.
    Способы уклонения евреев от воинской повинности
    Законы 1874 и 1878 гг.


 
    Евреи привлечены к отбыванию воинской повинности с 1827 г. (Полное собрание законов. Том II, № 1330); но на практике отправление этой повинности совершалось ими далеко не согласно требованию закона.
    Указ 1827 г. произвел самое глубокое и потрясающее впечатление на евреев, которое высказалось в поговорке, родившейся под влиянием первых рекрутских наборов: «лучше служить Царю небесному, чем надеть на себя царский крест; лучше сойти в гроб, чем сидеть на царской лошади». Мысль видеть детей своих в военных рядах наравне с сермяжными хамами (каковыми еврей признает крестьян и мещан христианского исповедания), да к тому еще подчиненными тяжелому положению тогдашнего солдата, положению, считавшемуся невыносимым даже для крестьян, привыкших под игом панов к самому мозольному труду, крайним лишениям, терпению, унижениям – эта мысль, повторяем, приводила еврея в ужас, в отчаяние, и слова приведенного изречения были верным эхом этих чувств. Но совсем миновать эту кару Божию было невозможно, и народному представителю, кагалу. Оставалось лишь подумать: 1) как оградить от такого позора и унижения еврейскую аристократию и 2) как бы поменьше ставить еврейских рекрут [отдавать в солдаты]. Первый пункт этой важной задачи решен был двумя способами.
    С появлением упомянутого указа вся денежная еврейская аристократия сразу записалась в гильдии и тем устранила себя от страшной грозы законным путем, без всяких искусственных мер; а что касается талмудически ученой части еврейской аристократии, то ее кагал принял под свою высокую опеку и оградил от рекрутской повинности искусственными мерами, о которых будет сказано далее.
    Второй пункт вышеозначенной задачи, состоящий в том, чтобы как можно меньше ставить рекрут, иначе не мог быть решен кагалом, как увеличением числа душ, пропущенных по ревизии.
    Благодаря этому обстоятельству ревизские сказки, которые всегда были секретом кагала, сделались его глубочайшею тайною. А кроме того, с увеличение пропущенных по ревизии душ – снизились и поступающие в казну суммы подушного налога.
    С этого времени у каждого кагала завелись собственно две сказки: одна точная, для счетов с обществом, на еврейском языке, а другая – формальная, для счетов с правительством, на русском. Первая заключает в себе всех членов общества без исключения, с точным определением состава каждого семейства, возрастов, знаний, и сохраняется обыкновенно у шамеша (кагального нотариуса или делопроизводителя). Другая же, формальная, доставляемая по принадлежности в правительственные учреждения, заключает в себе только часть общества с искусственным составом семейств и должным определением возрастов и прочими злоупотреблениями, соответствующими различным незаконным целям кагала.
    Здесь необходимо заметить, что еврейское общество состоит из трех классов: высшего, среднего и низшего.
    К первому, т.е. еврейскому аристократическому классу, принадлежат все еврейские купцы и все люди талмудически ученые, к которым относятся: раввин (председатель суда), даионы (судьи), магиды (проповедники), хазаны (канторы), меламеды (учителя), шохеты (резники), шамеши (нотариусы или делопроизводители кагала), шадханы (люди, занимающиеся сватовством – сводники) и проч. Семейства этого многочисленного класса людей большею частью были совсем пропущены по ревизии или внесены в оную с искусственным показанием членов и ложным определением возраста, чем они и оградились от рекрутской повинности.
    Ко второму, т.е. к среднему классу, принадлежат все так называемые баале-батим, т.е. люди с достатком, но не богачи и при том не вполне талмудически ученые. Сюда относятся все занимающиеся мелкой торговлею: корчмари, шинкари, состоятельные ремесленники и т.д. Почти все лица, принадлежащие к этому классу, были записаны в формальной сказке с незначительными лишь неправильностями относительно состава их семейств и определения возраста.
    К третьему же классу, т.е. к черни, принадлежат: все бедные ремесленники, торгаши, перекупщики, извозчики, факторы, поденщики и нищие по профессии. Этот класс людей почти целиком принадлежал к утаенным от ревизской сказки.
    Таким образом выходит, что от ревизской сказки у евреев были скрыты: денежная и талмудически ученая аристократия и чернь.
    Но ошибочно было бы думать, что аристократия и чернь скрывались кагалом от ревизии для одной и той же цели. Ученую аристократию кагал скрывал от ревизии, чтобы освободить принадлежащих к ней членов от рекрутской повинности; чернь же он скрывал для того, чтобы из ее среды всегда, без всякого счета, брать молодых людей и сдавать их за чужие семейства, записанные по ревизии и стоящие в очереди, за что кагал, разумеется, получал от этих семейств большие деньги. В подобных проделках, повторяющихся беспрестанно, кагал не встречал никаких затруднений. Перед набором назначенный к сдаче еврей причислялся кагалом формальным образом к семейству, за которое он должен поступить в солдаты в качестве ее члена, находившегося до сих пор будто бы в безвестной отлучке, или просто пропущенный по ревизии, причем вносился законом установленный небольшой штраф за пропуск по ревизии – и дело кончено. Протесты, которые в подобных случаях иногда возникали со стороны самого рекрута или его родственников, оканчивались большею частью угрозами со стороны кагала, а иногда мировой сделкой, по которой родственники или рекруты получали от кагала незначительное денежное вознаграждение.
    Такова была система укрывательства евреев от рекрутской повинности вплоть до 1874 г., когда была введена всесословная воинская повинность.
    Глубокою ошибкою было бы предположение, будто перемена рекрутской системы отбывания воинской повинности на всесословную оказала благотворное влияние на евреев. Правильное отбывание воинской повинности по новой, как и по старой системе в прямой зависимости от правильного учета населения; правильный же учет населения стоит в связи с гражданским устройством каждой общины. Обращаясь специально к гражданскому устройству еврейской общины, мы видим, что по действующему закону (Полное собрание законов. 18, 54654) все счеты еврейской общины по делам податным, сословным, паспортным – подведомы думам и магистратам; все книги по упомянутым частям выдаются ныне еврейским обществам сказанными учреждениями. Но подобным порядком удовлетворяется исключительно одна лишь формальная сторона. Думы и магистраты до сих пор не видят и не знают евреев не только тех, которые живут рассеянно по уезду, местечкам, селам и деревням, находящимся иногда в значительном отдалении от городов, но даже и тех, которые живут в городах. Все дела об евреях идут чрез представителей еврейских обществ. По всем вышеупомянутым статьям евреи знаются лишь с избранными ими, согласно требованиям закона (Положение об евреях 1844 г., § 16), сборщиками податей – главными лицами в кагале и действующими заодно с ними – “казенными” раввинами. Раскладки по разным повинностям, очередные списки, сметы по различным расходам (которых большею частью не существует) составляются не думами и ратушами, а этими лицами, по рассчитанному и обдуманному заранее и с общего согласия в кагальной избе утвержденному плану. Городские же правления довольствуются утверждением всего им представленного и требованием от полиции, чтобы она давала еврейским сборщикам податей помощь для взимания с евреев государственных податей и сборов. Впрочем, в думах и ратушах еврейскими делами занимаются сами же евреи, состоящие членами при этих учреждениях. В таком порядке утверждаются и взимаются и поныне все сборы и налоги с евреев. Даже паспорта евреи получают от думы не иначе как по свидетельствам, выданным им еврейскими сборщиками. Еврейские сборщики и теперь весьма дорого требуют только за свидетельство на получение паспорта иногда до 50 руб. В уезде и его окрестностях свидетельство сборщика на получение паспорта в течении одного месяца заменяет еврею законный паспорт. Где бы еврей ни был задержан с этим свидетельством, он, по его показанию, всегда и везде будет находиться на пути в уездный город за паспортом; следовательно, сборщики могут выдавать кому угодно и любое имя свидетельства на жительство в уезде на один месяц и продолжить этот месяц на неопределенный срок. Все это без малейшего затруднения проделывается и в настоящее время. Что же касается еврейских метрических книг, то ныне официально признано, что нет в России документа, которому можно было бы дать меньше веры, чем еврейской метрике.
    Такого рода система гражданского устройства еврейской общины, по которой евреи только с внешней, формальной стороны состоят в ведении общих дум и магистратов, а в действительности, с внутренней стороны, находятся под управлением кагалов, система, неотразимо влияющая на достоверность сведений о численности еврейского населения, самым серьезным образом обнаружила свои недостатки при первом же применении закона 1874 г. о всесословной воинской повинности. Кагал ни на одну минуту не приостановил хода старой системы для ограждения евреев от новой воинской повинности, по-прежнему он не внес в списки черни и денежно-талмудической знати, а относительно внесенных по-прежнему были пущены в ход испытанные кагалом средства, как-то:
  1. выдача свидетельства с переменою имен и ложным показанием лет;
  2. изъятие из списков целой массы лиц, якобы умерших;
  3. передвижение молодых людей, стоящих на очереди, с одного места края на другой [изменение места жительства – Прим. ЛВН.];
  4. содействие к эмиграции молодых евреев за границу*1.

    Результатом такой правильно организованной системы уклонения от отбывания воинской повинности явилась та ужасная цифра недобора с евреев в 2.666 человек только на 6 тыс. сдаточных, о которой мы выше говорили.
    Но так как подобный недобор с евреев всею своею тяжестью падал на христиан, которые должны были пополнить недостающий комплект, то в 1878 г. 9-го мая был издан закон, по которому недобор с евреев постановлено пополнять евреями, пользующимися льготами 1-го разряда. Хотя этот суровый закон является вполне справедливою мерою для ограждения интересов христиан, но тем не менее, пока в корне не будет уничтожен главный пособник при уклонении евреев от отбывания воинской повинности, кагал, до тех пор закон этот никогда не принесет желаемых результатов*2.
    Вопрос об уклонении евреев от воинской повинности, как мы сказали, чрезвычайно важен сам по себе как вопрос государственный, но для нас он имеет еще особое и притом двоякое значение.
    1. Он дает нам ясное указание на основную причину систематического уклонения евреев не только от воинской повинности, но от всякого вообще предписания государственного закона; он нам указывает, что пока будет существовать кагал со всеми отдельными еврейскими учреждениями, до тех пор, как это показывает история евреев не только в России, но и во всем мире, законы иноверческой государственной власти, какой бы области управления они ни касались, для евреев необязательны: евреи обязаны, обходя их, жить по своим национальным законам.
    2. При указании на кагал, как на несомненный источник зла от евреев, другими словами: при указании на то, что гнездилище зла – внутренний строй гражданской жизни евреев, становится очевидным, насколько несостоятельны уверения представителей еврейской интеллигенции, которые утверждают, что с дарованием евреям гражданской равноправности последние станут послушны всем велениям государственного закона.
    Источник зла от евреев вытекает не из отсутствия у евреев гражданской полноправности, а из внутренней организации еврейской общины, из кагала. Равноправность и “еврейский вопрос” – два чуждые друг другу понятия, кагал и “еврейский вопрос” – это причина и следствие. Русское правительство может даровать евреям все права полноправных русских граждан и тем, конечно, избавиться от многих нареканий и инсинуаций, но отнюдь не от “еврейского вопроса”, от которого до сих пор не избавились даже те государства, как, например, Германия, где евреи давно уже полноправны.
 
 
*1  Главнейшим пособником в этом отношении явились заграничные союзы евреев, о которых подробно будет рассказано далее.
*2  Слова автора сбылись вполне. За 1879 г., пока евреи еще не успели вполне освоиться с новым законом, недобор с них несколько снизился и достиг цифры в 2.312 чел., но уже в 1880 г., несмотря на репрессию нового закона, недобор с евреев, по словам Всеподданнейшего отчета министра вн. д., увеличился на 30% и, принимая во внимание, что с евреев подлежало набору только 9 тыс. с небольшим, достиг ужасающей цифры в 3.054 чел. См. “Правительственный Вестник”, 1880 г., № 33 и 1881 г., № 25.
 




[ ... Назад ]    [ Далее ... ]



_
Категория: Книга кагала | Добавил: Bruder
Просмотров: 1682 | Загрузок: 0
Каталог+поисковая система Русский Топ

Каталог Ресурсов Интернет ПетербургПетербург