Наше меню

Поиск

Друзья сайта

Главная » Файлы » Книга кагала

Глава XI
[ ] 22.11.2008, 14:01

ГЛАВА  XI

    Подразделение бытовой деятельности
    Утайка от всенародных переписей
    Два примера административной деятельности кагала


 
 
    Деятельность кагала в области бытовой
    В области бытовой деятельности кагала как органа, заправляющего жизнью еврейской массы, является настолько же обширною и разнообразною, насколько разнообразна и обширна в своих проявлениях сама жизнь. Чтобы при исследовании этой сложной деятельности кагала иметь возможность ориентироваться, мы, для удобства, должны разложить ее на две группы:
  1. организационную;
  2. административную в узком смысле.

    Организационная деятельность кагала проявляется в назначении различных лиц кагального муниципалитета. Сюда относится:
  1. назначение резников (шохет);
  2. назначение нотариусов (шамеш);
  3. назначение сборщиков и контролеров (роэ-хешбонот) различных кагальных налогов;
  4. утверждение откупщиков*1 по государственным сборам: коробочному общему и свечному;
  5. назначение из своей среды требуемых законом сборщиков податей и их помощников по вспомогательному коробочному сбору*2;
  6. назначение старшин над псаломщиками;
  7. назначение смотрительниц (тукерке) за миквою*3;
  8. назначение надсмотрщиков за различными учреждениями, подведомственными кагалу;
  9. назначение ходатаев по делам кагала с частными лицами у бет-дина (суда);
  10. назначение поверенных по делам евреев всего края и т.п.

    Административная деятельность кагала, в узком смысле, является самою обширною и разнообразною. Сюда относится:
  1. установление и рассмотрение сборов и налогов:
    а) государственных и б) кагальных;
  2. составление списков населения общины;
  3. установление обязательных руководящих правил по различным случаям частной жизни жителей общины;
  4. определение жалованья членам кагало-бетдинской иерархии (раввину, учителям иешиботов и др.);
  5. установление разных монополий для различных лиц;
  6. разрешение открытия различных еврейских благотворительных и учебных учреждений и утверждение их уставов;
  7. изыскание источников доходов и распределение оных;
  8. установление таксы на живность и съестные припасы;
  9. разрешение различных построек и наблюдение за оными;
  10. заключение займов;
  11. назначение постоянного контроля и временных ревизий над учреждениями и суммами;
  12. открытие и закрытие частных молелен;
  13. освобождение еврейских арестантов из полиции и других мест заключения;
  14. административная расправа по преступлениям и проступкам и т.д. *4

    Абсолютно нет никакой возможности перечислить здесь все то, что ведает кагал как организующий и административный орган; оглавление актов, предпосланное 2-й части нашего исследования, дает читателю вернейшую и рельефнейшую картину разносторонней его деятельности.
    Со своей стороны мы можем только сказать, что история государств и народов не дает нам указания на существование где и когда-либо общины, администрация которой проявляла бы больше насильственной заботливости об ее членах, чем кагал. Верный своей исторической миссии – заправлять еврейскою общиной, - кагал в своем диктаторстве доходит при этом до чудовищной регламентации жизни еврейского населения. Не желая до бесконечности расширять свой труд, мы не станем останавливаться на обращиках вторжения кагала в интимные супружеские отношения, равно как опустим такие случаи, как свидетельство кагала о причинах потери такой-то девушкою невинности, или факты самой грубой расправы с лицами, входившие в нежелательные кагалу связи и т.д. – что видно из ряда документов, изложенных во 2-й части этой книги; здесь мы ограничимся только указанием на несколько таких примеров, которые рельефно могут охарактеризовать административную деятельность кагала.
    Одной из важнейших административных функций кагала является утайка настоящего числа душ еврейской общины*5.
    Утайка от народных переписей является у евреев, так сказать, заветным обычаем, и лица, пропущенные по ревизии, следовательно, лишенные возможности приобретать законные виды *6 и документы, тем не менее, целыми массами свободно занимаются различного рода торговлею, ремеслами и другими промыслами, как это на практике существует в Северо- и Юго- Западных краях и во всех прочих местах еврейской оседлости.
    Если мы обратимся к истории евреев, то нам не трудно будет убедиться, что властелины тех стран, в которых евреи поселились после падения их царства, не заботились о внутренней жизни новых своих подданных. Эту миссию они всегда возлагали на рош-голута (представителя евреев), которого властелины избирали для взимания с евреев поголовной дани.
    Если же припомнить здесь, что требуемая властелинами дань определялась всегда числом душ еврейского населения, то станет понятно, почему рош-голута и подчиненные ему комитеты и чиновники, сочувствуя прежде всего своим собратьям*7, прибегали к утайке еврейского населения в списках, доставлявшихся ими высшим властям страны. Другого, более верного средства в этом отношении у них не было, да и быть не могло.
    Этот порядок вещей, как крайне удобный, евреи переносили с собою из края в край, из государства в государство и сумели отстоять и сохранить, как увидим ниже, до настоящего времени почти в первобытной его форме.
    В 1571 г. в Польше было уже весьма много евреев, но когда Сигизмунд-Август потребовал с каждой души обоего пола еврейского населения по одному тогдашнему злоту (1 р. 44 коп. 1870 г.) в годичную подать, то по переписи оказалось евреев всего только 16589 душ обоего пола в целой стране *8. О подобном же явлении рассказывает нам Чацкий: «По последней народной переписи (1772 г.), число еврейского населения в Польше и Литве доходит до 308519 душ мужского пола, из многих источников я успел убедиться, что их надо было считать minimum 450000» *9. А Державин об утайке евреями своей численности говорит следующее:
    «Жидов в Белоруссии числится, по последней ревизии, мужеского пола только 18121 душа; что множество их прописанных (неучтенных – Прим. ЛВН), доказывается тем, что в губернском городе Витебске находится, кроме наемных, 700 еврейских домов, а числится ревизских душ с небольшим 500 мужеского пола; но в каждом однако дворе по 20 их найти можно; потому думаю, что скоро их найдется, как говорят здесь, более 100000 мужеского одного полу»*10.
    Самым рельефным образом рисуется эта особенная черта еврейской общественной жизни в таинственной обстановке, которою облекается самый процесс составления ревизской сказки, весьма ясно изображенный в нескольких кагальных постановлениях, трактующих именно об этом предмете.
    В этих документах выражено, что дело ревизии требует крайней осторожности; поэтому члены, которые назначены для участия в ее составлении, обязаны предварительно подтвердить каноническою присягою, что они будут действовать в пользу кагала, что возникающие вопросы будут ими решаться не иначе как по общему совещанию всех членов, что они сами должны подписать эти сказки, не отказываться от этого и не возлагать этого дела на других. Наконец, в одном из документов говорится, что «при доставлении ревизской сказки по принадлежности требуется расход в 300 руб. сер.», расход этот понятно какой – взятка.
    Для полного уяснения дела считаем нужным передать здесь, в буквальном переводе, присягу, которую давали члены еврейского общества, избранные для составления ревизской сказки.
    «Присягаем пред Богом, бет-дином [судом] без хитрости и коварства и малейшего в мире отступления, что по делам нынешней ревизии мы обязаны заниматься с преданностью. Во время наших заседаний никто из нас не имеет права получить от частных лиц даже полушку [1/2 копейки] в свою пользу, что бы за это им оказать какую-нибудь услугу по делу ревизии. Еще сказано: в то время когда надобно будет подписать ревизскую сказку, мы не имеем права употребить какое бы то ни было средство или хитрость, чтобы возложить это дело на других лиц из наших представителей или шамошим [нотариусов]; когда один из наших представителей должен будет дать свою подпись, тогда мы все обязаны подписать, и как верно присягаем, так да поможет нам Бог, да прославится имя Его»*11.
    Только после исполнения этой присяги – говорится в документах – член кагала имеет право входить в избу, в которой составляется ревизская сказка.
    Понятно, что в деле честном излишни были бы эти предосторожности, а подписать ревизскую сказку, в которой нет утайки и неправильности, не составляло бы такого опасного шага, каким он является в упомянутых документах. Да, наконец, при самом доставлении ревизской сказки «в подлежащие места» (которые находились тут же, в г. Минске) не нужно было бы расхода в 300 рублей – сумма, которая в то время считалась очень значительной.
    В настоящее время утайка подлинного числа евреев продолжается практиковаться в самых широких размерах, при посредстве еврейских сборщиков податей и казенных раввинов.
    В докладе II отдела комиссии для составления Положения о всесословной воинской повинности в 1872 г., занимавшейся вопросом об учете населения, читаем следующие любопытные официальные сведения относительно евреев:
    «Списки евреев ведутся в думах и магистратах по сведениям, доставляемым раввинами и сборщиками податей».
    «С первого взгляда эти списки покажутся весьма удовлетворительными, но при внимательном рассмотрении оказывается, что доверять им положительно нельзя: во-первых, при составлении ревизских сказок население не делится на постоянно проживающих в известном месте и временно пребывающих в нем. При подвижности еврейского населения очевидно, что самые верные списки действительно приписанных к тому или другому городу или местечку не могут дать даже и приблизительного понятия о наличном числе евреев, проживающих в данной местности; во-вторых, даже и для приписного населения эти списки достоверностью не отличаются». Они составляются раввинами: «по показаниям раввинов, в свою очередь, достоверностью не отличаются»; «метрикам евреев доверять положительно невозможно: весьма многие из новорожденных совершенно не записываются [раввинами]; умершие не показываются намеренно, с целью запутать списки; о женском населении почти не имеется никаких сведений. Замечательно еще то, что евреи пользуются открыто весьма простыми способами для укрывания от переписи, а именно: переменою имен и прозвищ [фамилий] и переездами с места на место».
    «По закону каждый еврей должен быть записан в список под известным номером и именем. Обыкновенно в списках он значится под другим именем, чем в действительности. Затем на одно и тоже имя, как показывают местные власти, существуют обыкновенно несколько человек, и кто из них именно внесен под этим названием в список, разобрать чрезвычайно трудно».
    «Думы, в которых ведутся списки еврейскому населению, почти лишены средств вести их должным образом: они пользуются только показаниями раввинов; далее, имея в своем составе гласных из евреев же, обыкновенно пользующихся особым значением в городе, думы сами находятся под еврейским влиянием. Но относительно находящегося в городской черте, эти сведения еще могут иметь хотя какой-либо вид правды; что же касается местечкового населения, проживающего в уезде часто за 70 и более верст от города, думы не имеют положительно никаких средств для уличения раввинов в неправильности их показаний».
    «Благодаря всем этим обстоятельствам, смело можно сказать, что учет евреев в Северо-Западном крае весьма неудовлетворителен, так как имеющимся спискам сама местная администрация никакой веры не придает».
    По статистическим сведениям, собранным в 1865 г. в 6-ти губерниях: Виленской, Гродненской, Ковенской, Минской, Витебской и Могилевской, евреев обоего пола считается 635078 человек; между тем есть основания думать, что их несравненно более. В одном только г. Вильно по спискам значится всего 8000 евреев; на деле же местная администрация полагает их до 20000, считая приписанных и к другим городам, но проживающим постоянно в Вильно.
    «В тех пунктах, где совершенно случайно обнаруживалась действительная численность еврейского населения, например, при раздаче пособий, когда скрывать свою численность евреям не было никакой выгоды, обыкновенно оказывалось, что их значительно более против официальных показаний»*12.
    «В Юго-Западном крае учет евреев еще менее удовлетворителен, чем в Северо-Западном». «По близости австрийской границы еврейское население постоянно кочует из наших пределов в Австрийскую Империю и обратно, употребляя это легкое средство при всяком мероприятии правительства относительно евреев»*13.
    Таковы факты, почерпнутые из официальных источников относительно утайки подлинного числа еврейского населения в настоящее время. Не представляется необходимым выяснять здесь всю громадность вреда для интересов государства при неправильном отправлении евреями всех повинностей, происходящими от неверного учета еврейского населения в Империи. Но положительно можно утверждать, что до тех пор пока кагал будет самостоятельно заведовать списками еврейского населения и представлять их чрез казенных раввинов и сборщиков податей в думы и ратуши, до тех пор не прекратятся самые возмутительные в этом отношении злоупотребления. С деятельностью казенных раввинов и еврейских сборщиков податей более подробно мы познакомимся впоследствии.
    Еще два примера административной деятельгости кагала.
    Акт № 961 (части 2-й) излагает правила о коробочном сборе с торговцев иногородних; он обращает на себя внимание а) потому, что сбор, о котором идет речь, совершенно своевольный: он никогда не был утверждаем правительством и последнему решительно неизвестен, а б) по своей регламентаторской скрупулезности. Этот продукт подпольной кагальной деятельности устанавливает следующие пункты:
    «1) Всякое промышленное предприятие, как-то торговля мануфактурными товарами, зерновым хлебом, съестными припасами, скотом и всякою живностью, которая будет заключаться в купле или продаже, должна оплачиваться иногородцем (евреем) в пользу города (местного кагала) 0,5%. Торговля кофеем, перцем и сахаром, как рафинированным, так и нерафинированным, оплачивается только 0,25%;
    2) всякая торговая сделка, заключенная здесь между иногородцами, должна быть оплачиваема 3% с обеих сторон в том случае, если таковая совершилась на наличные и 0,5% тогда, если сделка эта заключалась в обмене товара на товар;
    3) всякий иногородец, кто бы он ни был, приславший сюда какой бы то ни было товар на комиссию, кому бы то ни было из жителей нашего города для сбыта, платит 0,25%. Комиссионер оплачивает этот сбор вместо лица, приславшего товар. Если же какой-нибудь иногородец поручит кому-либо из здешних жителей купить для него какой-либо товар, то покупатель платит вместо иногородца 0,25% сбора тогда, когда товар отправляется им на своих подводах, и 0,5%, если товар забирают подводы, присланные иногородцем;
    4) всякий человек, кто и откуда бы он ни был, совершающий какую-нибудь торговую сделку с жителем города: продаст Лион здешнему жителю товар, который покупатель должен принять на своих подводах, купит ли он товар от здешнего жителя с доставкою на подводах последнего, хотя бы товар, проданный здешним жителям, вовсе не был доставлен сюда, или хотя бы товар, купленный здесь иногородцем, был бы отправлен не на место его жительства, а на другое какое-либо место, во всяком случае, иногородний уплачивает 0,5% в пользу сбора;
    5) всякий иногородний, доставивший сюда товар, взамен которого он получил от здешнего жителя тоже товар, должен уплатить с доставленного им товара 0,25%;
    6) всякий человек, кто и откуда бы он ни был, заключивший торговое дело со здешним жителем, хотя бы его товар и не был назначен для продажи здесь, а был бы лишь доставлен сюда, или если бы его товар вовсе не был доставлен сюда, но он получил здесь лишь деньги за оный, во всяком случае, иногородец должен уплатить 0,5% с товара, доставленного сюда, и 0,25%, если здесь получены будут лишь деньги за товар, который сюда доставлен не будет;
    7) Если какой-либо иногородний человек заключит договор с местным жителем о доставке сюда товара на комиссию, откуда бы то ни было, и если нет надобности, чтобы сделка состоялась здесь на месте и на счет иногородца, то платит 0,5% сбора. Если же местный житель дает свои деньги на товар, то в этом случае иногородний должен считаться купцом и уплатить 0,25%, если его товар идет за его ответственностью (на рынок). Если же товар доставляется на ответственность здешнего лица, то иногородний считается лишь приказчиком;
    8) если какой-либо купец доставит свой товар на какой-либо пункт в окрестности, на три мили от города, и жители нашего города, обрезанные и необрезанные (христиане), поедут туда к нему за покупкой его товара, то иногородний обязан уплатить 0,5%, все равно как бы в городе;
    9) если два иногородних заключают здесь между собою какую-либо сделку, хотя бы даже товар не прибыл сюда, то они обязаны уплатить в пользу города (местного кагала) 0,25% коробочного сбора.»
    Другой пример касается частной жизни евреев.
    Акт № 129 излагает правила для хозяев пиров. Здесь мы находим обязательные постановления кагала, санкционированные бет-дином (еврейским судом) о том, кого еврей может пригласить к себе на пирушку и кого не может, какие блюда он обязан подавать и какие не имеет права подавать, сколько раз он может приглашать гостей и т.д.
    Так в нем читаем: «Каноническим херемом [анафемой, проклятьем] запрещается женщинам, за исключением лишь ближайших родственников, отведывать пряников, водки, всякого рода пирожков, варенья и других сластей на поздравлениях с рождением дочери не только в субботу, но и в будние дни; тем более запрещается брать упомянутые сласти с собой на дом. Каноническим херемом запрещается в свою очередь и хозяевам праздника предлагать пряники, варенье и всякое пирожное, или посылать оное на дом.»
    «Каноническим херемом воспрещается также давать пиры в продолжении одной недели до и после обрезания
    На пир обрезания можно приглашать только родственников до третьего колена включительно (см. акт № 16).
    «Каноническим херемом воспрещается всем и каждому (из жителей города) без формального разрешения кагала назначать места свадьбы вне города, будь невеста девица, вдова или состоящая в разводе… музыкантов на свадьбе должно быть не более трех…»
    «Под каноническим херемом воспрещается шамошим (синагогальным служителям) призывать на пир обрезания или на свадебный по реестру, который предварительно не будет пересмотрен эход мешамошей гакгила (одним из городских нотариусов) и не удостоверен его подписью, что он составлен согласно правилам.
    Шамешу строго воспрещается приглашать кого-либо, не помещенного в списке.
    Под каноническим херемом запрещается и самому давателю пира приглашать кого-либо, не помещенного в утвержденном списке, и никто да не посмеет явиться на пир помимо приглашения его синагогальным шамешом, которому был поручен список.
    За нарушение этих постановлений отступник подвергается наказанию по уставу о нарушении херема. На такого человека будут наложены большие штрафы, причем не будет пощажена ни личная честь нарушителя, ни честь его фамилии и никакие оговорки и оправдания не будут приняты. Покорным да будет приятно, да низойдет на них доброе благословение, и да возрадуются они на пирах своих сыновей, дочерей и внуков. Мир да будет Израилю. Аминь. Да будет на то воля Господня.»*14
    Гнет такой регламентации по истине ужасен, но ужаснее его является то обстоятельство, что частному еврею нет возможности уйти от этого гнета, так как малейшее его движение к эмансипации своей личности, самый малый его крик к местной иноверческой власти о защите от кагала, о спасении считается изменою интересам Израиля и поражается херемом [анафемой, проклятием]; высшая же степень херема есть карет, искоренение, т.е. смерть, смерть гражданская и нередко, как это ниже документально будет доказано, физическая.
    Если же после всего сказанного задаться вопросом: насколько подобная всесторонняя административная деятельность кагала отвечает намерениям правительства подчинить евреев действию общих государственных законов, то ответ получится совершенно категорический и ясный: пока над жизнью евреев развивается знамя своего национального правительства, до тех пор все меры правительства иноверческого, направленные к подчинению евреев общим законам, не приведут ни к каким практическим результатам.
    Деятельность кагала в области правовой
    В этом деле нам предстоит выяснить отношения кагала: 1) к личности и имуществу еврея и 2) к личности и имуществу нееврея.
 
 
*1  Откупщик - лицо, получавшее на откуп право сборов налогов и других государственных доходов.
Откуп - система сбора с населения налогов и других государственных доходов, при которой государство за определённую плату передаёт право их сбора частным лицам (откупщикам). В руках откупщиков накапливались огромные богатства, т.к. собранные ими налоги и сборы с населения в 2—3 раза превышали средства, вносимые в казну.
В России откупы были введены в конце 15 — начале 16 вв. Особенно большое развитие получили таможенные, соляные, винные откупы. Последние были введены в 16 в. и наибольшее значение приобрели в 18—19 вв. Доход казны от питейного налога составлял свыше 40% суммы всех налогов госбюджета. В 1863 винные откуп были отменены и заменены акцизом. (Прим. ЛВН)
*2  О лицах 4 и 5 пунктов подробно будет идти речь в статье о кагальных доходах.
*3  Миква – водоем в 2/3 куб. сажени воды, в котором еврейки совершают окуновение после родов и периодов менструаций.
*4  Дела общего уголовного характера (кража, изнасилование и др.), преступления против веры (нарушение субботы, кашера и др.), неисполнение постановлений кагала и бет-дина (суда) ведаются и наказываются кагалом; для дел же гражданских существует отдельный, правильно организованный суд – бет-дин. См. док. №№ 237, 375, 395, 451, 472, 562 и др.
*5  В Российской Империи платился подушный налог, таким образом, скрыв истинную численность еврейской общины, кагал все равно собирал налог с каждого еврея, но государству сдавал только сумму с евреев попавших в перепись. Кроме того, набор рекрутов в армию тоже осуществлялся исходя из численности евреев, следовательно и в армию они отправляли меньше положенного. Об этом будет сказано отдельно. (Прим. ЛВН)
*6  Вид - или вид на жительство - документ, дававший право конкретному человеку проживать и работать в конкретной местности Российской Империи. Что-то вроде прописки в СССР. (Прим. ЛВН)
*7  Тут автор явно лукавит, ибо далее в книге он говрит, что еврейская знать вообще не платила налогов и это было возможно именно благодаря утайке истинного числа евреев. (Прим. ЛВН)
*8  Кн. Precepty за 1551, 1552 и 1555 годы.
*9  Rosprawa o Zydach Т.Чацкого. Вильна, 1807 г., с. 216.
*10  Записки Державина. Москва, 1886 г., с. 408-409.
*11  См док. № 869.
*12  Доказательством этому могут служить следующие примеры:
1. В первый набор после мятежа 1863 года в одном только городе Новогруде, Минской Гб., вследствии принятых г. военным начальником мер по обнаружению пропущенных по ревизии евреев, в течении 2-х дней было подано дополнительно ревизских сказок на 700 душ.
2. В местечке Тимковичах, Слуцкого уезда, числится по ревизии менее 100 душ евреев; между тем при составлении мировым посредником в 1868 году страховых ведомостей в этом же местечке оказалось 128 еврейских домов, наполненных евреями, кроме большого числа их, проживавших в домах, принадлежащих крестьянам.
3. После бывшего в мае 1868 года в городе Слуцке, Минской губ., большого пожара, в июне того же года командирован был по Высшему повелению флигель-адъютант Кавелин, который лично роздал пособия погоревшим евреям в числе 2000 человек. В свою очередь, предводитель дворянства роздал пособие более чем 500 евреям. Таким образом, в следствии пожара, истребившего 1/3 города Слуцка, более 2500 евреев получили пособие, а по ревизии же всех евреев значится в Слуцке около 3000 человек. (Сведения из канцелярии Виленского Генерал-Губернатора.)
*13  “Сборник трудов Высочайше утвержденной комиссии для составления положения о всесословной воинской повинности”, с. 671-674. С.-Петербург, 1873 г.
*14  Книга кагала. часть II, акты №№ 129, 130 и др.
 .




[ ... Назад ]    [ Далее ... ]



_
Категория: Книга кагала | Добавил: Bruder
Просмотров: 1802 | Загрузок: 0
Каталог+поисковая система Русский Топ

Каталог Ресурсов Интернет ПетербургПетербург