Наше меню

Поиск

Календарь новостей

«  Декабрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Друзья сайта

6 mln.....



Глава 7
МЕМУАРЫ О КОНЦЛАГЕРЯХ.

 
       Самое влиятельное «агентство» в распространении легенды об организованном истреблении евреев это книгопечатная и журнальная индустрии. Это через их сенсационные публикации, сделанные с прибылью в уме, людям вдолбили в головы этот миф, который является полностью политическим по целям и характеру.
       Пик этих анти-немецких публикаций был в 50-х годах, когда германофобия имела большой рынок, но эта индустрия продолжает цвести и по сей день. Ее продукция в основном состоит из так называемых "мемуаров", которые можно разделить на две основных категории — написанные якобы бывшими эсэсовцами, комендантами лагерей и т.п. и те которые написаны якобы бывшими узниками.
       Из первого типа, одним из наиболее выдающихся примеров такой писанины является книга «Комендант Освенцима», («Commandant of Auschwitz», Rudolf Нoss, London, 1960), которая была до того напечатана на польском языке. Хесс был назначен комендантом в 1940 г. Он был арестован англичанами, его судили в Нюрнберге, а затем передали коммунистическому режиму в Польше. Он был приговорен к смерти в 1947 г. и казнен вскоре после вынесения приговора. Так называемые «мемуары Хесса» несомненно являются подделкой, хотя коммунисты утверждали, что Хесс написал их сам после того как ему было приказано это сделать. Они утверждают, что рукопись существует, но пока ее никто не видел. Хесса подвергали пыткам, их последствия можно было наблюдать когда он давал показания в Нюрнберге. Он говорил монотонным голосом сломанного человека, его взгляд был полностью отсутствующий. И даже Райтлингер отрицает его показания как совершенно не заслуживающие доверия.
       Весьма примечательно, что значительная часть «доказательств» «массового истребления» исходит из коммунистических источников, включая «показания» Вислицени и «мемуары» Хесса, которые являются, пожалуй, самыми цитируемыми «документами» в «фольклоре» о «шести миллионах». До недавнего времени практически вся информация о так называемых «лагерях смерти» как "Освенцим" исходила из коммунистических источников — из "Еврейской Исторической Комиссии" Польши, "Центральной Комиссии по Расследованию Военных Преступлений" в Варшаве и "Советской Государственной Комиссии по Военным Преступлениям".
       Райтлингер признает, что значительная часть показаний Хесса в Нюрнберге была в области нереального. Он говорил, например, что в "Освенциме" умерщвляли 16 тыс. людей в день. Но это бы означало тогда, что к концу войны при таких темпах было бы уничтожено 13 миллионов лишь там!
       Как же вы думаете Райтлингер и другие отнеслись к таким сказкам? Они предпочли их не опровергать, а вместо этого стали утверждать, что в голове Хесса и ему подобных это отражает «профессиональную гордость» за хорошо сделанную работу. Но, как ни странно, в «мемуарах» Хесса, которые нам преподносятся как неподдельные, картина совсем противоположная, там говорится об отвращении, которое эта работа у них вызывала. Хесс «признает», что три миллиона было убито в "Освенциме", хота на его суде в Варшаве, который состоялся после Нюрнберга, число жертв было снижено обвинением до 1,135 млн. А Советское правительство, как мы уже отмечали, объявило «официальную цифру» четыре миллиона, после того как их комиссия провела «расследование» в лагере. Такое жонглирование миллионами, похоже, не смущает писателей литературы о «массовом истреблении».
       Размеры этой книги не дают нам возможности сделать обзор «мемуаров» Хесса. Мы лишь ограничимся замечаниями о тех деталях, которые сфабрикованы с целью затруднить доказательство лживости тех «воспоминаний». Например, дано такое описание массовых убийств — они оказывается осуществлялись не немецкими военнослужащими а специальными командами, состоящими из евреев, которые сами были узниками. Они якобы брали под охрану свежеприбывший эшелон, сопровождали их в огромные газовые камеры, а потом сжигали трупы. Т.е. получается что немцы там делали очень мало, а большинство членов охраны и администрации даже и не подозревали, что там происходило. И, разумеется, учитывая, что ни один еврей из этих «специальных команд» никогда не признается в своих преступлениях, то вся история получается недоказуемой. И тут, пожалуй, стоит повторить, что ни один свидетель этих, якобы происходивших массовых убийств, пока не был представлен.
       На первом суде Эрнста Цунделя в Торонто за публикацию книги «Шесть миллионов — потеряны и найдены», были вызваны несколько "свидетелей", но их истории буквально рассыпались под перекрестным допросом адвоката, на втором суде ни один из "выживших" больше не появлялся. Даже такие "тяжеловесы" легенды о массовом истреблении, как Рудольф Врба (Rudolf Vrba), настоящее имя Вальтер Розенберг (Walter Rosenberg), автор книги «Я не могу простить», который был в "Освенциме" и "Майданеке", а также профессор из университета Вермонта Рауль Хильберг (Raul Нilberg), «благоразумно» решили не искушать судьбу и не приехали на второй суд.
       Серьезным аргументом в пользу того, что "мемуары" Хесса это подделка, является утверждение о том, что члены религиозной секты "Свидетели Иеговы" якобы одобряли массовое убийство евреев, т.к. они считали евреев врагами Христианства. Но в Советском Союзе, а также в других странах Восточной Европы "Свидетели Иеговы" подвергаются значительным гонениям, т.к. коммунисты считают эту секту наиболее опасной для своей идеологии. И тот факт, что в "мемуарах" Хесса пишется очень плохо о "Свидетелях Иеговы" скорее всего является отражением того, что те мемуары — подделка.
       Существуют "мемуары", приписываемые Адольфу Эйхману. Перед его похищением из Аргентины в мае 1960 г. и последовавшей шумихой в прессе, мало кто слышал о нем. Он занимал весьма невысокий пост начальника отдела в Четвертом департаменте Гестапо, руководящего перевозкой евреев в концлагеря. Похищение Эйхмана и суд над ним явились поводом для очередной волны литературы на тему «лагерей смерти». Одной из таких была книга К. Кларка «Эйхман — жестокая правда» («Eichmann — The Savage Truth»). Вот что написано в главе «Упрощенная смерть и дикие сексуальные оргии» (стр. 124). «Оргии часто продолжались до шести утра, а через несколько часов очередная группа жертв отправлялась на смерть».
       И что весьма поразительно, эти «мемуары», неожиданно появились на свет сразу после похищения Эйхмана. Они были опубликованы без комментария американским журналом "Life" от 28 ноября и 5 декабря 1960 г. Эти "мемуары" были якобы переданы Эйхманом журналисту в Аргентине незадолго до его похищения.
       Поразительное совпадение! Но согласно другим источникам, появление этих «мемуаров» иное — они якобы являются записью разговоров Эйхмана со своим сотрудником, имя которого не указывается. И тут было еще одно невероятное «совпадение» — в результате расследования военных преступлений в "Библиотеке Конгресса США" были якобы обнаружены все документы отдела Эйхмана, больше чем через пятнадцать лет после войны! А что касается самих «мемуаров», они сделаны так, чтобы на них можно было построить обвинение, но их авторы старались избегать утверждений, которые было бы легко расценить как фантазию. Они описывают Эйхмана как садиста, который с огромным удовольствием пишет об уничтожении евреев. Серьезные ошибки фактического характера также указывают на то, что это подделка. Там, например, написано, что Гиммлер командовал армией резервистов в апреле 1944 г., но на самом деле он получил эту должность в июле, после покушения на Гитлера. Человек в позиции Эйхман должен был это знать. Появление этих мемуаров в подходящий момент не оставляет сомнений в том, что их целью было предоставить перед судом картину «неисправимого нациста», зверя в человеческом обличье.
       Мы тут не будем приводить обзор суда над Эйхманом. «Документы» типа «показаний» Вислицени уже были нами описаны, а «методы воздействия», которым подвергался Эйхман перед судом были описаны в лондонской "Еврейской хронике" от 2 сентября 1960 г. Сущность всей этой легенды о массовом уничтожении и литературы о ней хорошо иллюстрируется письмом, которое Эйхман якобы написал добровольно и передал своим похитителям в Буэнос Айресе. И это просто поразительно, что израильские власти с серьезным лицом пытаются представить то письмо как подлинное! Чего стоит одно только предложение — «Я подаю эту декларацию по своему собственному желанию»(!). Но даже и это не предел! Оказывается Эйхман горел желанием предстать перед судом в Израиле, «чтобы будущие поколения узнали всю правду»!
 
Фабрикации о "Треблинке".

       Одно из более недавних «воспоминаний» на тему «лагерей смерти» это мемуары, появившиеся под именем Франца Штангля, коменданта "Треблинки", который был приговорен к пожизненному заключению в декабре 1970 г. Они были опубликованы в лондонской "Daily Telegraph" 8 октября 1971 г. и состояли из серии интервью, якобы взятых у Штангля в тюрьме. Он умер через несколько дней после того, как эти интервью якобы были проведены. Эти «воспоминания» являются наиболее фантастическими, хотя, надо признать, что автор статьи в "Daily Telegraph" сказал, что, согласно показаниям, представленным на суде, не было доказано, что Штангль совершал убийства своими собственными руками, и что описание его деятельности в Польше было «отчасти сфабриковано».
       Типичным примером этой фабрикации является описание его первого визита в "Треблинку". «Как только я въехал на территорию железнодорожного вокзала, я увидел тысячи тел, лежащих вдоль полотна. Тысячи разлагающихся трупов вокруг. А на станции был поезд с евреями — кто уже мертвый, кто еще живой, похоже они тут были уже несколько дней». Но и это не предел фантазии, дальше идет повествование о том как Штангль вышел из машины и вступил по колено в деньги(!). «Я не знал куда повернуться, куда пойти. Я бродил по колено в банкнотах, драгоценных камнях, украшениях, одежде. Это все валялось вокруг». Но даже это еще не предел фантазии! Дальше идет сцена где «Варшавские проститутки танцуют и поют по другую сторону забора, шатаясь от опьянения». Это просто невообразимо на кого могут рассчитывать авторы такой писанины! Ходить по колено в деньгах и драгоценностях (!) среди тысяч разлагающихся трупов, и там же наблюдать веселящихся проституток!
       А на вопрос почему немцы убивали евреев, Штангль якобы ответил — «Они хотели забрать их деньги»(!). Весь этот расовый бизнес был вторичным. А на вопрос, был ли какой смысл во всех этих массовых убийствах, Штангль якобы ответил — «Я уверен смысл был! Надо было встряхнуть евреев чтобы они объединились, чтобы они себя почувствовали одним целым, чтобы каждый из них почувствовал бы себя членом еврейской нации».
 
Бестселлер — подделка.

       Из другого типа мемуаров, из тех, что рисуют картину беззащитного еврейства, преследуемого нацизмом, наиболее известным является "Дневник Анны Франк". Настоящая история этой книги является хорошим примером того как делается эта легенда о «массовом истреблении».
       "Дневник Анны Франк" был впервые напечатан в 1952 г. и сразу стал бестселлером, и с тех пор он был переиздан много раз и переведен на многие языки, по нему был снят фильм и поставлена пьеса. Отто Франк, отец той девочки, сделал миллионное состояние на гонорарах от продажи книги. Непосредственно апеллируя к человеческим эмоциям, книга и фильм оказали значительное влияние на миллионы людей, пожалуй большее, чем какая-либо другая история.
       "Дневник Анны Франк" был якобы написан двенадцатилетней еврейской девочкой из Амстердама, когда ее семья и четыре других еврея прятались в одном доме во время немецкой оккупации. Потом, однако, их обнаружили и послали в концлагерь, где Анна Франк умерла от тифа. Когда Отто Франк освободился из лагеря в конце войны, он вернулся в Амстердам и «обнаружил» дневники своей дочери на чердаке.
       Известный исследователь легенды о массовом истреблении Дитлиб Фельдерер (Ditlieb Felderer) из Швеции, который написал книгу о "дневнике Анны Франк", утверждая, что это подделка, обращался в свое время к Отто Франку с просьбой разрешить проанализировать оригиналы рукописи, но получил отказ.

       Затем, однако, по решению западногерманского суда, такой анализ был проведен. Французский историк Роберт Фориссон (Robert Faurisson), в книге «Является ли подлинным дневник Анны Франк», приводит статью, из "Нью-Йорк Пост" за 9 октября 1980 г., которая описывает результаты экспертного анализа тех «дневников». В той же книге приводится официальный экспертный анализ "Государственного Уголовного Департамента ФРГ".
       Три "дневника" были предоставлены для анализа, а также 324 разрозненных листа и записная книжка, с записями, датированными периодом времени с 12 июня 1942 г. по 17 апреля 1944 г., которые приписываются Анне Франк. При анализе дневника было установлено, что некоторые записи были сделаны шариковой ручкой, которые появились только в 1951 году.
       "Дневники Анны Франк" это большой бизнес, в Амстердаме есть даже "Институт Анны Франк". Тот институт был вынужден признать, что в "дневниках" есть места, написанные шариковой ручкой, но «в общем и целом», как они сказали, "дневник" подлинный. Недавно они напечатали так называемый «окончательный вариант» "дневника", в попытке покончить с обвинениями в том, что дневник поддельный.
       Незадолго до смерти, Отто Франк признал, что он разрешил писателю в Голландии отредактировать "дневники" и даже переписать его отдельные части. Он также признал, что некоторые имена в "дневнике" были заменены на псевдонимы.
       В 1959 г. шведский журнал "Fria Ord" напечатал статью, описывающую судебный процесс между еврейским писателем Мейером Левиным и Отто Франком, в котором Левин якобы добивался уплаты за работу в написании диалога для "дневника Анны Франк". Шведский журнал допустил ошибку, которую повторил американский журнал "Economic Council Letter", перепечатавший статью в выпуске от 15 апреля 1959 г. Судебный процесс действительно имел место, и Верховный Суд штата Нью Йорк присудил 50 тыс. долларов Мейеру Левину, но это было за написание пьесы по тем "дневникам".
 
Мифы накапливаются.

       Существует огромное количество сенсационной литературы о концлагерях, большинство авторов которой евреи, и каждая книга перечисляет ужасы, переплетая фрагменты правды с самыми невероятными фантазиями, без устали создавая миф, в котором исторические связи уже давно исчезли. Мы уже указали "Пять дымовых труб" Ольги Лендель, где 24 тыс. узников убивалось каждый день. "Доктор в Освенциме", Миклоша Нисли ("Doctor at Auschwitz", Miklos Nyiszli), "Это был Освенцим. История лагеря смерти" Филипа Фридмана ("This was Auschwitz The Story of a Murder Camp", Philip Friedman) и т.д. и т.п.
       Одной из более поздних является книга Мартина Грея "Для тех кого я любил" ("For Those I loved", Martin Gray, Bodley Нead, 1973 г.), которая преподносится как описание переживаний автора в "Треблинке". До того как он решил стать писателем о «шести миллионах», Грей продавал фальшивые античные предметы в Америку. Книга настолько невероятна, что ее подлинность немедленно попала под сомнение. Даже евреи, встревоженные тем, что она может причинить много вреда, заявили, что история описанная там это вымысел и поставили под сомнение утверждение автора, что он был в "Треблинке", а радио "Би-Би-Си" даже спросило почему он ждал 28 лет, чтобы написать о пережитом.
       Интересно было наблюдать за позицией лондонской "Еврейской Хроники". В выпуске от 30 марта 1973 г., под рубрикой «Личное Мнение», авторы в общем отозвались о книге Грея как неправдоподобной, но тем не менее они сделали грандиозные добавления к мифу о «шести миллионах». «Почти миллион людей были убиты в "Треблинке" в течение года. 18 тысяч посылалось в газовые камеры ежедневно».
       И поразительно как много людей читают эти бессмыслицы без критического анализа! Ведь если 18 тысяч убивали каждый день, то цифра один миллион была бы достигнута всего лишь за 56 дней, а не за год, как там пишется. Что же, те газовые камеры остальные десять месяцев бездействовали? 18 тыс. убитых в день означало бы 6 миллионов 480 тыс. в год! Тогда получается, что в одной лишь "Треблинке" было убито 6 миллионов. Но вместе с четырьмя миллионами убитых в "Освенциме" мы уже подошли к цифре десять миллионов! Это показывает, что после того, как гигантская цифра «шесть миллионов» была принята на веру, то стало возможным жонглировать этими миллионами и никто не смеет подвергнуть это критике.
       Однако, иногда книги бывших узников концлагерей преподносят совсем иную картину. Такой является книга Маргарет Бубер "Под двумя диктаторами" ("Under Two Dictators", Margarete Buber, London, 1950 г.). Бубер была немецкой еврейкой, коммунисткой, которая провела несколько лет в жестоких условиях советского лагеря, после чего, в августе 1940 г., она была передана немецким властям и оказалась в лагере для женщин "Равенсбрюк". Она пишет, что она была единственной еврейкой в своем контингенте депортированных из России, которых Гестапо сразу не выпустило. Ее книга показывает огромную разницу между советским и немецким лагерями. После полуголодного, грязного существования в советском лагере, после произвола уголовников, "Равенсбрюк" показался ей образцом чистоты, порядка и хорошего обращения с заключенными. Регулярная баня, постельное белье, хорошее питание казались роскошью по сравнению с советским лагерем. Ее первый завтрак состоял из белого хлеба, сосиски, сладкой каши и сухофруктов, она даже поинтересовалась у соседки — не есть ли 3 августа там какой-нибудь праздник. Она также пишет, что бараки в "Равенсбрюке" были очень просторными по сравнению с переполненными бараками советского лагеря. В последние месяцы войны условия в лагере ухудшились, причины чего мы рассмотрим позже. Кстати несмотря на то, что Маргарет Бубер была коммунистка, ее «однопартийцы» в "Равенсбрюке" не приняли ее в свою группу, т.к. она была до этого в советском лагере.
       Другое повествование, которое является полной противоположностью стандартной пропаганде это книга "Гестапо вас приглашает" Шарлотты Борман ("Die Gestapo Lasst Bitten", Charlotte Bormann), коммунистки, которая также была в "Равенсбрюке". В ней автор утверждает, что слухи о газовых камерах распространялись коммунистами. И что поразительно, Шарлотте Борман не было разрешено давать показания на суде в Раштадте во французской зоне, где проходил процесс членов охраны и администрации лагеря "Равенсбрюк", как всегда обходились с теми, кто отрицал легенду о массовом уничтожении.


Глава 8

ОРГАНИЗАЦИЯ КОНЦЕНТРАЦИОННЫХ ЛАГЕРЕЙ.

 
       Историк Колин Кросс (Colin Cross), в своей книге "Адольф Гитлер" (London, 1973 г.), пишет, что «перевозка миллионов евреев по Европе и их массовое уничтожение во время тяжелых условий войны является совершенно невообразимой» (стр. 307). Конкретное описание существующей транспортной ситуации мы можем найти в книге генерала Мaнштейнa "Verlorene Siege" ("Потеряннaя победа"), издательство "Bernаrd & Grаefe", Мюнxен, 1979 г., где он пишет (стр. 380), что 31 декабря 1942 г. Гитлер принял решение создать новый корпус из переброшенных с западного фронта дивизий "Лейбштaндaрте", "Тотенкопф" и "Рейx" для прорыва к окруженной армии Пaулюсa. Но из-зa перегруженности железных дорог эти дивизии могли бы прибыть в Харьков не раньше середины февраля, 6-ая Армия вряд ли сумела бы продержаться так долго.
       Это просто невообразимо, что немцы, ведя изнурительную войну, стали бы еще и перевозить миллионы евреев по Европе в места для организованного массового уничтожения. Это бы наложило огромное бремя на их транспортную систему, которая и без того уже была растянута до предела военными перевозками по обеспечению гигантского фронта от Баренцева до Черного моря.
       Если же мы допустим, что в "Освенцим" в течение войны было перевезено только то количество людей, которое там было зарегистрировано, 363 тыс., то это имеет смысл, т.к. их использовали для принудительного труда. Из трех миллионов евреев, находящихся под немецкой оккупацией, врядли больше двух миллионов было интернировано в любой конкретный промежуток времени, а скорее всего эта цифра ближе к полутора миллионам. Ниже мы проанализируем доклад "Международного Красного Креста" и увидим, что в некоторых странах, как в Словакии, например, евреи вообще не были интернированы, а другие были помещены не в лагеря, а в «закрытые города», в гетто, как, например, Терезиенштадт (Teresienstadt). А из Западной Европы было депортировано меньше евреев, чем из Восточной. Даже Райтлингер считает, что из 320 тыс. французских евреев только 50 тыс. были депортированы, хотя позже, на основании анализа железнодорожных документов, была установлена точная цифра — 75.721.
       И стоит также задать другой вопрос — было ли физически возможно уничтожить миллионы людей, было ли у немцев на это достаточно ресурсов? Ведь они даже вынуждены были использовать принудительный труд в своей экономике, до такой степени у них не хватало рабочих рук. К тому же возможно ли уничтожить все следы «шести миллионов» трупов? Могли ли такие огромные массы людей, процесс их убийства, их трупы, процесс их уничтожения быть скрыты от посторонних глаз? "Освенцим" был окружен не стеной, а забором из колючей проволоки, все, что там творилось было видно снаружи. К тому же как может мыслящий человек поверить в то, что существовали технические возможности убить «шести миллионов», да так, чтобы никто не видел, а потом еще избавиться от всех тех трупов без следа?
       Составители этой легенды приложили большие усилия к тому, чтобы исказить условия в немецких концлагерях до такой степени, чтобы люди поверили в возможность убийства там миллионов людей. Вильям Ширер, в обычном для себя безответственном стиле, утверждает в своей книге "Взлет и падение Третьего Рейха" — «Все тридцать немецких концлагерей были лагерями смерти» (стр. 1150). Это совершенно неверно, и даже главные поборники легенды о «шести миллионах» уже давно были вынуждены это признать. Ширер также цитирует книгу Е.Когона "Теория и практика ада" (Eugene Kogon, "The Theory and Practice of Нell", N.Y., 1950 г., стр. 227), в которой утверждается, что 7,125 млн. были уничтожены, хотя в сноске он указывает, что эта цифра явно завышена.
 
"Лагеря смерти" за "железным занавесом".


       В 1945 г. союзническая пропаганда утверждала, что все концлагеря, а особенно те, что находились на территории Германии, были «лагерями смерти», но это продолжалось недолго. Выдающийся американский историк Харри Елмер Барнз написал — «Вначале утверждалось, что эти лагеря были в Германии, такие как "Дахау", "Бельзен", "Бухенвальд", "Захсенхаузен" и "Дора", но скоро стало очевидным, что там не проводилось уничтожения людей. Тогда история была сдвинута в "Освенцим", "Треблинку", "Майданек", "Собибор", "Бельзек". Но даже и это не весь список, который расширялся по необходимости» (Rampart Journal, лето 1967 г.).
       А получилось так, что некоторые честные англичане и американцы из оккупационных войск не нашли никаких газовых камер, хотя они и признали, что много узников погибло от голода и болезней в последние месяцы войны. В результате этого центр легенды о массовом уничтожении был сдвинут на Восток, в советскую зону оккупации. И такие лагеря, как "Освенцим" и "Треблинка" были представлены как центры по организованному уничтожению людей. Советским самим эта легенда была очень на руку и они приложили много труда, чтобы ее создать и поддерживать, для этого они закрыли доступ в лагеря на территории под своим контролем.
       Каким-то "странным" образом все «лагеря смерти» оказались на коммунистической территории. Ужасные преступления якобы совершались в тех лагерях, но никому не разрешалось там побывать и посмотреть своими глазами, чтобы проверить насколько это вероятно. Советские власти, а также другие поборники легенды о геноциде, утверждали, что четыре миллиона людей погибли в "Освенциме", в гигантских газовых камерах, вмещающих 2 тысячи людей, и никто это не был в состоянии опровергнуть, т.к. доступ в лагеря был закрыт.
       Где же правда? С.Ф.Пинтер (Stephen F. Pinter), который в течение 6 лет служил юристом в Военном департаменте США с оккупационной армией в Германии и Австрии, сделал следующее заявление, напечатанное в католическом журнале "Our Sunday Visitor" ("Наш Воскресный посетитель") от 14 июня 1959 г.:
    «Я был в Дахау в течение 17 месяцев после войны, как юрист военного управления и я заявляю, что там не было никаких газовых камер. Посетителям показывали крематорий и говорили, что это газовая камера. В других концлагерях на территории Германии также не было газовых камер. Нам говорили, что в Освенциме была газовая камера, но мы не имели возможности убедиться в этом своими глазами, т.к. советские никого туда не пускали. Я провел шесть лет в послевоенной Германии и Австрии и я могу с авторитетом заявить, что хотя и были случаи убийства евреев, их число среди погибших не больше миллиона. Я пришел к этому выводу после разговоров с тысячами евреев, бывшими узниками концлагерей в Германии и Австрии».
       Пинтер, конечно, понимал, что пропа-ганда пыталась крематорий представить как газовую камеру. И этот трюк успешно использовался на протяжении нескольких лет. Т.к. газовых камер не было, то чтобы запутать людей, пропаганда использовала выражение «газовые печи». Печи же там были обычного типа, как и в теперешних крематориях, и они использовались для кремации трупов людей, умерших от естественных причин, как, например, инфекционных заболеваний.
       Немецкий архиепископ, кардинал Фаулхабер (Faulhaber) из Мюнхена, сообщил американцам что при бомбар-дировке Мюнхена в сентябре 1944 г. погибло 30 тыс. людей. Он попросил власти кремировать трупы в крематории в "Дахау", но ему было сказано, что это невозможно, т.к. в крематории была всего лишь одна печь, и там просто невозможно столько сжечь трупов. Как же тогда там можно было сжечь 238 тысяч трупов убитых евреев, которые, как поначалу утверждалось, были там убиты?
       В современных крематориях кремируют в среднем два трупа в день, максимальная нагрузка не должна превышать три в день, не более 50 — 60 в месяц, иначе обкладка печи долго не протянет. После кремации одного трупа печь надо немного охладить в течение часа или даже двух, т.к. если вкатить труп в печь, раскаленную до полной температуры, то ткани буквально вскипают, и если это попадет на раскаленную обкладку, то она будет повреждена. На кремацию трупа средних размеров требуется больше 40 кг угля. Современные крематории чаще используют газ. Кстати главной причиной того, что в Индии практически не осталось лесов, является их практика сжигания умерших, на что необходимо больше 200 кг древесины.
 
Как снижалось число убитых.

       Манипуляции с числом погибших в "Дахау" являются типичным примером преувеличений вокруг легенды о «шести миллионах». В 1946 г. Филип Ауэрбах, еврейский секретарь Баварского правительства, (тот самый что впоследствии предстал перед судом по обвинению в хищении денег, которые он получал путем включения в списки о компенсации несуществующих людей), открыл мемориальный обелиск в "Дахау", на котором были выбиты следующие слова — «Эта земля сохраняется как памятник 238 тысячам людей, которые были тут кремированы».
       С тех пор "официальное число" погибших в "Дахау" постоянно снижалось, и на время писания этой книги оно состоит из немногим более 20 тысяч, из которых большинство погибло от голода и тифа под конец войны. И эта "ревизия" числа погибших будет несомненно продолжаться и в других лагерях, и когда-нибудь и те "легендарные" «шесть миллионов» постигнет та же судьба.
       Число погибших в "Освенциме" также претерпело значительную ревизию.
       Уже даже Райтлингер не верит в абсурдные утверждения о трех-четырех миллионах. Он теперь говорит, что погибло 600 тысяч. И хотя даже эта цифра является огромным преувеличением, это значительное уменьшение ранних "оценок". И дальнейшее "официальное" уменьшение неизбежно. Даже Ширер принял эту последнюю цифру Райтлингера, но каким-то непонятным образом он все еще держится за сказку, что примерно 300 тыс. венгерских евреев были умерщвлены за 46 дней — поразительный пример безответственной писанины вокруг этих «шесть миллионов».
 
Условия в лагерях.

       Несколько тысяч узников лагерей погибло в последние месяцы войны. Это наводит на вопрос об условиях в лагерях. Этот предмет был искажен до фантастических преувеличений в огромном числе книг на эту тему. Доклад "Красного Креста" показывает, что в течение всей войны в лагерях были весьма сносные условия. Работающие узники получали в день еду, включающую 2.750 килокалорий, что превышало более чем в два раза паек для немецких жителей в оккупированной Германии после войны. Заключенные имели доступ к медицинскому обслуживанию, больные отправлялись в госпиталь. В отличие от советских лагерей, заключенные могли получать посылки от "Красного Креста", в которые входили еда, одежда и медикаменты. Прокуратура проводила расследование в каждом случае ареста за криминальную деятельность, тогда как в советских лагерях царил произвол уголовников. В отличие от картины созданной пропагандой, в немецких лагерях царил не произвол охраны, а закон, хотя, конечно, это был закон военного времени. И этот закон одинаково применялся и к охране, и к заключенным. В федеральном архиве в Кобленце находится директива Гиммлера предписывающая жестоко наказывать членов охраны и администрации лагерей за произвол в отношении заключенных (Манвелл, Франкль, стр. 312). Конечно, случаи произвола имели место, но они немедленно расследовались Криминальной Полицией Рейха. Комендант "Бухенвальда" Кох был предан суду в 1943 г. за хищение государственной собственности и случаи произвола в лагере. Главный судья Конрад Морген лично возглавлял тот процесс. Это был открытый суд, на который могла приходить публика. Стоит заметить, что Освальд Поль, Главный администратор системы концентрационных лагерей, с которым так жестоко обошлись в Нюрнберге, был за смертную казнь Коху. Суд СС приговорил Коха к смерти, но ему был предоставлен выбор служить на Восточном фронте, но принц Вальдек, командир СС в том округе, привел приговор в исполнение до того как выбору Коха мог быть дан официальный ход. Этот случай наглядно демонстрирует всю серьезность, с которой СС относилось к порядку в лагерях.
       Кох был публично повешен в "Бухенвальде". Появилось много легенд о его жене Ильзе. Несомненно, она грела руки на наворованном имуществе, но насколько правдоподобны рассказы о том, что она, якобы, отправляла узников на смерть, можно судить хотя бы из того, что «абажуры из человеческой кожи» оказались подделкой.
       Было проведено 800 расследований жалоб на охрану, из которых несколько дел было передано в суд. В своих показаниях в Нюрнберге Морген указал, что он имел доверительные разговоры с сотнями узников на тему условий их содержания. Во время своих инспекционных поездок он не нашел истощенных узников, кроме тех кто лежал в госпиталях с тифом. Он также указал, что производительность труда в лагерях была гораздо ниже чем среди вольнонаемных.
       Лагерь "Дахау" возле Мюнхена был типичным — хотя там люди и принуждались к труду, условия их содержания были человеческими, что кстати отметил коммунист Эрнст Руфф (Ernst Ruff) в своих письменных показаниях в Нюрнберге от 18 апреля 1947 г. Командир польского подполья Ян Пьечовяк, который был в "Дахау" с 22 мая 1940 г. до 29 апреля 1945 г., отметил в своих показаниях, что с заключенными хорошо обращались и что администрация СС была дисциплинирована. Берта Широчин (Berta Schirotschin), которая работала в столовой "Дахау" в течение войны, дала показания, что те, кто работали, получали второй завтрак в 10 утра, до начала 1945 г., несмотря на возраставшие трудности в Германии.
       Сотни письменных показаний в Нюрнберге указывают на хорошие условия в лагерях, но рассматривались, как правило, только те, которые держали линию официальной пропаганды. Из показаний евреев можно видеть, что они сильно преувеличивали тягость условий, связанных с их депортацией. Им, естественно, не нравилось, что их интернировали, но факт остается фактом, что люди других национальностей, даже те кто был интернирован по политическим мотивам, давали более сбалансированную картину того, что с ними было. Во многих случаях бывшим интернированным, как, например Шарлотте Борман, чьи показания шли вразрез с официальной пропагандой, не разрешили выступить на суде.




[ ... Назад ]    [ Далее ... ]



_
Русский Топ

Каталог Ресурсов Интернет ПетербургПетербург