Наше меню

Поиск

Разделы новостей

Duke [36]
Ford [19]
All [33]
Sion [72]

Друзья сайта

Главная » Статьи » In » Ford

f..10
       Но это еще не все; продолжается работа по дальнейшему углублению раскола и имеются признаки того, что работа в этом направлении идет успешно. В России мы видим уже зрелище, как низшие классы неевреев, под предводительством евреев, выступают против других классов неевреев.
       В первом протоколе, в котором описывается, какое влияние оказывает на народ экономическая система, основанная на спекуляции, говорится, что «такое своего рода экономическое умопомешательство... дало в итоге общество, лишенное идеалов, холодное и бессердечное, и такие же общества будут возникать и в будущем. Такое общество, чуждое всякой истинной политики и религии, подпадает единственно под власть жажды золота... Тогда низшие классы неверных, не из любви к добру и даже не из жадности, а единственно из ненависти к «привилегированным классам», пойдут вместе с нами на бой против наших соперников, образованных классов неверных, в борьбе за власть... Низшие классы неверных ... последуют за нами против образованных классов неверных».
       Если бы сегодня вспыхнул этот бой, то вожаками нееврейских разрушителей в их борьбе против нееврейского общественного порядка оказались бы везде евреи. Они ужей теперь занимают места вождей не только в России, но и в Соединенных Штатах.

 

XII. ЕВРЕЙСКИЕ ПРОТОКОЛЫ УЖЕ ПРИТЯЗАЮТ НА ЧАСТИЧНОЕ ИСПОЛНЕНИЕ ПЛАНА
 
       «При современном потрясении всех существующих авторитетов, наша
сила явится более несокрушимой, чем какая-либо иная, ибо она останется невидимой,
пока не окрепнет настолько, что никакая хитрость не будет в состоянии под
нее подкопаться». Прот. 1.
 
       «Для наших целей безусловно необходимо, чтобы, по возможности, никакая война
не влекла за собой увеличение территорий. Благодаря этому война получит
экономическую окраску... При таком положении вещей оба противника будут поставлены
под контроль наших международных агентов, вооруженных миллионами глаз,
чей кругозор не стеснен никакими границами. Тогда наши международные права станут выше
узких национальных прав и начнут управлять правительствами так, как последние управляют
своими подданными». Прот. 7.
 

       Если бы даже так называемые «Протоколы Сионских Мудрецов» были ничем иным, как литературной достопримечательностью, все же они должны бы обладать магической притягательной силою, благодаря жуткому совершенству изложенной в них мировой программы. Однако мнение, что они являются ничем иным, как литературным произведением, опровергается самим их содержанием; в них ясно сквозит притязание на истинное знание управления государством и через все их содержание проходит нить, по которой можно определить их настоящий характер. В них, помимо планов будущего, содержится как все то, что уже сделано, так и то, что намечается к исполнению в ближайшем будущем. Нет ничего удивительного, что, обозревая по ним современное состояние мира и общий ход событий, как он изложен в протоколах, интерес к ним, как литературной достопримечательности, уступает место напряженному вниманию, которое в свою очередь переходит в изумление и даже ужас.
       Мы сделали несколько выписок из них, которые бросают свет на современное положение вещей в отношении уже достигнутых целей. Чтобы обратить внимание читателя на особо важные места, мы подчеркнем слова, являющиеся ключем повествования.
       Прочтем изложенное в 9 протоколе:
       «В действительности, пред нами нет более препятствий. Наше верховное правительство занимает настолько высокое, превыше всех законов положение, что оно по справедливости может быть названо могучим и сильным словом «Диктатура». Вполне сознательно я могу сказать, что в настоящее время мы являемся законодателями. Мы являемся судьями и творим суд и расправу. Мы господствуем, вооруженные сильной волей, потому что в наших руках находятся остатки некогда сильных, а теперь подвластных нам партий».
       Вот цитата из 8 протокола: «Мы должны окружить наше правительство множеством политико-экономов. Политическая экономия является главной наукою, которую преподают евреи. Мы окружим себя блестящей толпой банкиров, промышленников, капиталистов и в особенности миллионеров, так как все будет зависеть от могущества денег».
       Во всем сказанном видны большие притязания, даже, быть может, через чур большие, но, увы, им соответствуют действительные факты. Несмотря на это, указанные притязания представляют собою лишь введение к дальнейшим, которые намечаются, как долженствующие претвориться в действительность. Как видно из вышеуказанной цитаты 8-го протокола, еврейский элемент стремится стать во главе научной области, в которую входят политико-экономические науки, что им уже и достигнуто в действительности весьма успешно. Евреи, таким образом, являются авторами тех ложных учений, которые побуждают массы стремиться к недосягаемым экономическим целям, а равно и тех популярных сочинений, которые поддерживают в различных классах заблуждение, что политико-экономические теории являются реальными политико-экономическими законами. Идеями и теориями, как средством для социального распада, пользуются, как евреи научные деятели, так и евреи-большевики, одинаково. Может быть, когда это станет известно во всех подробностях, общественное мнение изменит свой взгляд на значение доктринерских и радикальных учений. Из 9-го протокола видно, что еврейская сила в настоящее время представляет собой «Сверх-правительство». Выражение это мы находим в самом протоколе, что несомненно показательно. Ни одна нация не в состоянии осуществить все те цели, к которым она стремится, но еврейская мировая сила достигает этого, хотя требования ее выходят далеко за пределы простого равноправия с неевреями. Мы — «законодатели», — говорят Протоколы, и действительно еврейские влияния участвуют в законодательной кухне сильнее, чем кто-либо мог себе это представить, кроме посвященных. В течение последних десяти лет еврейская международная сила или другими словами группа международных евреев управляла целым светом. Более того: они были настолько могущественны, что могли мешать проведению полезных законов, а в тех случаях, когда такой законопроект принимался и делался законом, при помощи их влияния он получал толкование, парализующее его благие цели. Это можно было бы доказать большим количеством фактов. Способы, которыми это достигалось, изложенные в протоколах лишь поверхностно, были уже издавна предусмотрены программой. «Мы творим суд» говорится в ней, а в другом месте говорится о «наших судьях». Еврейский суд каждую неделю заседает в одном общественном здании Нью-Йорка, а другие суды на благо и пользу этого народа, защитники которого отрицают, что он особый народ, находятся на пути осуществления. В некоторых небольших европейских государствах план сионистов — предоставить евреям, в них живущим, помимо гражданских прав еще особую еврейскую конституцию и самоуправление, уже приведен в исполнение. В тех местах, где еврейские вожделения могут проявиться беспрепятственно, речь идет не об Американизации или Обангличанивании или вообще о какой либо другой национализации, но о сохранении в неприкосновенности еврейства в чистом виде.
       При дальнейшем знакомстве с требования«и, изложенными в протоколах, мы узнаем (7 прот.): «Уже давно мы усиленно стремимся к тому, чтобы дискредитировать духовенство неверных, которое могло бы нам сильно мешать, и этим путем парализуем его деятельность. Влияние его на народ уменьшается со дня на день».
       «Повсеместно провозглашена так называемая свобода совести. Благодаря этому крушение христианской религии является лишь вопросом времени. С другими религиями нам будет еще легче справиться, но вопрос этот еще не назрел для обсуждения».
       Изложенное мнение, казалось бы, должно получить особое значение в глазах тех духовных лиц, которые стараются о каком-то религиозном соглашении с раввинами. Если бы такое соглашение состоялось в действительности, то личность Христа по необходимости предстала бы в виде благожелательного, но не вполне понятого еврейского пророка. Христианство в таком случае, как особая религия, перестало бы существовать. Самую сильную религиозную вражду Протоколы выказывают против католической церкви вообще и против Папы в частности.
       В этом же протоколе встречается оригинальная мысль, претендующая на особое искусство еврейской расы наносить оскорбления: «Наша пресса будет жестоко критиковать государственные и религиозные дела неверных и их малоспособность. Для этого она будет постоянно пользоваться уничижительными выражениями, граничащими с оскорблениями, — искусство, с применением которого наша раса так хорошо знакома». — Делаем выписку из 5 протокола: «Под нашим влиянием разумное применение закона доведено до минимума. Уважение к закону должно быть поколеблено при помощи «либерального» толкования, которое мы ввели в этой области. Суды решают дела по нашему желанию даже в самых важных случаях, когда дело идет о решениях, затрагивающих основные положения права или политики; правительственные учреждения неверных видят законы в том освещении, которое мы им даем при посредстве наших агентов, с которыми мы не имеем никакой видимой связи, а также при помощи прессы и других путей. Мы посеяли в общество неверных семя раздоров и жажду к спорам».
       В 17 протоколе говорится: «В так называемых прогрессивных странах мы насадили бессмысленную, сомнительную и враждебную добрым нравам литературу. По достижении нами власти мы в течение короткого времени будем ее еще поощрять, чтобы по возможности ярче выступила противоположность между нею и теми печатными произведениями, которые мы в то время будем выпускать в свет».
       О господстве в прессе говорится в 12 протоколе: «В этом отношении нам удалось достигнуть того, что в настоящее время пресса получает все известия только при посредстве определенных агентств, в которые они стекаются со всех стран света. Эти агентства с течением времени во всех отношениях сделаются нашей собственностью и будут опубликовывать только то, что мы позволим». Об этом же говорится в 7 протоколе: «Мы должны стремиться принудить правительства неверных к принятию таких мер, которые могут благоприятствовать нашему широко задуманному плану, приближающемуся уже к своему победоносному завершению. Правительства должны испытывать на себе давление искусственно сфабрикованного общественного мнения, которое создано нами при помощи так называемой новой «великой державы», прессы. За малыми и незначительными исключениями она уже находится в наших руках».
       12 протокол дает следующее заключение: «Нам удалось уже поработить духовный строй общества неверных до такой степени, что они смотрят на все мировые события сквозь цветные очки, которые мы на них надеваем. Нет больше правительства, которое могло бы поставить преграду нашему доступу к так называемым, по изумительной глупости неверных, «государственным тайнам». Что же наступит тогда, когда в лице нашего мирового владыки мы сделаемся признанными господами мира?»
       Только одна еврейская нация знает тайны всех других наций. Правда, ни одна нация не в состоянии в течение продолжительного времени сохранить тайну, касающуюся другой нации, но за то ни одна нация не знает всех тайн других. Однако, думать, что международные евреи обладают таким знанием вполне, было бы слишком много. Многое в этой области неважно и обладание таким знанием не может непосредственно способствовать увеличению их могущества. Важнее тот факт, что они имеют доступ ко всем государственным тайнам, что они могут осведомляться о том, о чем знать желают. Что это так об этом могли бы засвидетельствовать многие тайные документы, если бы они могли говорить, и многие хранители секретных актов, если бы они говорить захотели. Единственная тайная дипломатия в истинном смысле этого слова есть та, которая так называемые тайны доверяет лишь немногим лицам, принадлежащим к одной расе. То поверхностное дипломатическое топтание на одном месте, та игра в государственную мудрость, которая находит свое выражение в мемуарах старых и любящих пошутить господ, все эти соглашения и договоры под разными высокопарными названиями в надежде показать, что они действительно чего-то стоят, — все это детская игра сравнительно с дипломатией Иуды и с его стоящим вне конкуренции искусством извлекать на свет самую сокровенную тайну из недр любого господствующего слоя. Соединенные Штаты не являются в этом отношении исключением. Едва ли существует правительство, которое, как наше теперешнее, было бы так готово к услугам еврейства, чья сила в течение последних пяти-шести лет возросла так значительно.
       Как видно из 11 протокола, евреи не смотрят на свое рассеяние по всей земле, как на несчастие, но как на Божий Промысел, ибо благодаря ему план мирового господства может легче осуществиться: «Бог послал нам, своему избранному народу, рассеяние, как благословение; оно, являясь в глазах всех нашей слабостью, в действительности является нашей силой. Оно довело нас до порога мирового господства».
       Цели, которые намечаются в 9 протоколе, являются чем-то, как будто, уже слишком смелым, чтобы из слов, действительно, могли вырасти дела. Но в одном пункте слова и действительность совпадают: «Для того чтобы раньше времени не разрушать совершенно аппарат управления неверных, мы авторитетно наложили на него свою руку и нарушили лишь правильность работы его механизма. Раньше он работал точно и в полном порядке, но мы заменили его «либерально»-дезорганизованным партийным управлением. Мы приобрели влияние на судебные решения, избирательное право, прессу, свободу личности и, самое главное, на воспитание и культуру, эти краеугольные камни человеческого бытия. Теоретическими и практическими методами воспитания, которые мы сами, конечно, считаем ложными, но которые мы все-таки внушили, мы направили молодежь неверных на ложный путь, засорили ей головы и понизили ее нравственный уровень. Не изменяя существующих законов, мы посредством простого противоречивого толкования извратили их смысл и создали нечто достойное удивления по своим последствиям».
       Действительно, как видно всякому, несмотря на то, что воздух полон теориями «свобод» и дикими криками о «правах», личная свобода безостановочно калечится. На место подлинной свободы, народ, путем обилия социалистических фраз, поставлен под своего рода государственную опеку, дотоле неизвестную. «Общественная гигиена» служить одним предлогом для этого, различные виды «общественной безопасности» — другим. Дети почти лишены в наше время возможности даже свободно предаваться играм, иначе как под надзором назначенных руководителей играми, между которыми, по странному стечению обстоятельств, поразительно большое число евреев. Улицы не свободны, как прежде: всевозможные законы ограничивают самые невинные проявления народной свободы. Появилось неудержимое стремление создавать везде шаблоны, из которых каждый обоснован в высшей степени ученым принципом. Здесь странным является то обстоятельстве, что, когда исследователь дойдет до авторитетного источника этих желаний окружить народную жизнь определенными тесными рамками, он всегда натолкнется на евреев, занимающих места, от которых эти распоряжения зависят.
       Детей из «социального центра», семьи, сманивают в другие центры; их уводят от их честных руководителей в родительском доме, в церкви и в школе и увлекают в другие принудительные «центры», «в научно-образовательные места для игр» под руководством «специально подготовленных лиц, что приучает ребенка не доверять своему природному окружению, но ждать всего от государства. Все это касается только детей неверных; никому из неевреев не позволили бы организовать жизнь еврейских детей указанным способом. Вся эта организация предусмотрена мировым планом порабощения неевреев. Если нам скажут, что все это имеет место независимо от этого плана, то было бы весьма интересно выяснить, почему материалом для этих экспериментов служат обычно нееврейские дети, а руководителями их являются лица еврейской расы.
       Еврейские свободы в Соединенных Штатах охраняются лучше всего. Нееврей должен сам заботиться о том, как ему справиться с внешним миром, но каждая еврейская община имеет своих особых представителей, которые самыми разнообразными способами, в числе которых не последнее место занимают политические и деловые угрозы, умеют добиться особого к себе внимания. Ни один нееврей не сумел бы заслужить благодарности, если бы он по мотивам общественной пользы вздумал бы вмешаться в жизнь еврейских детей: еврейская община в каждом городе сама заботится об этом. Еврейские общинные школы окружены большой таинственностью и даже местонахождение их нередко остается неизвестным городским управлениям больших городов. Между тем еврей ревностно занят тем, чтобы иметь влияние на нееврейский духовный строй; он стремится к тому, чтобы подсказать нееврею, что он должен думать вообще, и в особенности то, что он должен думать о евреях. Евреи оказывают столь большое влияние на нееврейский образ мыслей, что в конце концов, хотя и окольными путями, получается результат, благоприятный еврейским намерениям. Ревность и упорство, в этом отношении ими проявляемые и хорошо видные каждому, кто на это обратит внимание, выражают собой убеждение евреев, что они принадлежат к высшей расе и обладают способностью управлять низшей расой, каковой является весь нееврейский мир.
       Все течения, проявляющиеся ныне в склонности нееврейской молодежи к легкомыслию и распущенности, вытекают из еврейского источника. Разве наши молодые люди сами изобрели теперешнюю спортивную одежду, которая оказала такое вредное влияние на современную молодежь, что каждый репортер считает своим долгом чуть не ежедневно напоминать об этом? Этот стиль вышел из еврейских магазинов готового платья, в которых не искусство главенствует и не моральная сторона имеет решающий голос. Кинематограф представляет собой интересное сочетание фотографии с театром, но кто несет ответственность за его вырождение, которое сделало из него моральную опасность для миллионов людей, опасность столь большую, это она возбудила общее беспокойство и осуждение? Кто во всем свете являются руководителями всех дансингов и всех разных заведений подобного рода, вечно переполненных народом, и вообще всех мест увеселений, расшатывающих нервы? Посмотрите на этих наших разодетых молодых людей и девушек, с их пошлой внешностью и с их отсутствием всякого чувства ответственности Ко всем им, снаружи и изнутри, начиная от их костюмов и фальшивых камней и кончая их болезненно возбужденными мыслями и желаниями, вы можете прилепить одну и ту же этикетку: «Созданы, развращены и эксплуатируются евреями». Вот какое жуткое освещение дают современные факты цитате, которая гласит: «Посредством, воспитания в духе принципов и теорий, которые мы сами считаем явно ложными, но которые мы внушили, мы завлекли на ложный путь юношество неверных, засорили ему головы и понизили его моральный уровень». Для усвоения принципов и теорий не требуется непременно больших или — даже средних духовных способностей. Любой молодой простолюдин, проводя свое свободное время в Синематографе, усваивает этим свои «принципы и теории», точно так же как юноша высших классов, который слушает лекции о «свободе пола» еврейского «либерала», исполняющего таким способом свои обязанности по «контролю народонаселения». Деморализующее влияние, присущее всем этим «принципам и теориям», не является продуктом нееврейской семьи, церкви или профессии, которой преимущественно заняты неевреи, но продуктом теорий, влияний и профессий, в которых преобладают евреи. Можно было бы продолжить эти обвинения, но мы предпочитаем ограничиться тем, что всякий честный человек может повсюду наблюдать своими глазами. Нужно к этому еще добавить, что главной жертвой в этих случаях не является еврейская молодежь, но нееврейская. Если известная часть еврейской молодежи и заражена этим социальным ядом, то в сравнении с тем опустошением, что этот яд производит в среде нееврейского юношества, об этом не стоит говорить. Заслуживает внимания, что евреи которые, кроме всего прочего, извлекают еще богатую выгоду из этого процесса деморализации неевреев, ни сами, ни их сыновья и дочери не делаются жертвами этого разложения. Еврейское юношество переживает этот процесс много легче и с большим достоинством, чем масса нееврейской молодежи.
       Многие отцы и матери, многие неиспорченные юноши с здоровыми чувствами, тысячи учителей и писателей боролись с роскошью. Многие знатоки финансовых наук, которые видели, как народ приобретает свое достояние и как его затем проматывает, предостерегали против этого. Точно также и экономисты давно убедились в том, что промышленность, вырабатывающая предметы роскоши, зря поглощает людскую силу и материалы, необходимые для хода промышленности, производящей предметы необходимые для жизни. Выходит, что одни производят безделушки вместо того, чтобы заняться выработкою стали, а другие фабрикуют всякую дрянь, вместо того чтобы работать на хуторах. В результате материалы тратятся зря на производство вещей, предназначенных исключительно для продажи, а не для потребления и благодаря этому промышленность, производящая предметы для жизни необходимые, терпит недостаток в материалах. Словом, всякий наблюдатель, который видел, как нарастает безумная привычка к роскоши и безделушкам, возвышал свой голос против этого увлечения. Но, если верить Протоколам, борьба эта велась не с того конца. Народ покупает эти бессмысленные безделушки, так называемые предметы роскоши, но не он их выдумал. Они ему начинают даже надоедать. Но поток бесчисленных безделушек продолжает течь непрерывно. Постоянно появляется что-либо новое, выставляется на показ народу, носится по улицам, чтобы показать, чего требует стиль. Газеты полны словесных и картинных реклам, кинематографы дают соответствующие изображения. Актеры вводят в моду эти nouveautes. Все это, вместе взятое, производит известное давление на людей, — давление, которое как раз отсутствует, когда дело идет о распространении действительно ценной и полезной вещи.
       Отчего происходят эти явления? Где та сила, обладающая такой ловкостью, что она имеет возможность сознательно стремиться к тому, чтобы опошлить народный вкус, попутно принуждая его большую часть денег тратить на эти пустяки? Где причина этой судорожной жажды роскоши и этой расточительности? Как могло произойти, что, прежде чем появляются эти предметы роскоши, как поводы для расточительности, все уже подготовлено к тому, чтобы возбудить народное внимание к этим предметам и жажду к их приобретению? Если бы американский народ, при взгляде на все дорогие и бесполезные вещи, хотя бы раз пожелал добраться до их первоисточника, узнать, какие люди извлекают из этих вещей огромные барыши, и проследить весь процесс, благодаря которому рынок наводняется бесполезными и дорогими вещами, деморализуя этим в денежном, хозяйственном и социальном отношениях весь нееврейский мир, если бы он, словом, уяснил себе, что еврейское финансовые интересы не только находятся в тесной связи с самыми низкими людскими страстями, но, кроме того, вполне сознательно еще и возбуждают и воспитывают эти страсти, то это лучше, чем все другое, повело бы к тому, чтобы был положен конец растрате материалов, труда, нееврейского золота и опустошению нееврейского духа. Больше того, — этим был бы положен конец и растрате еврейских духовных способностей и, что всего важнее, полной теперешней бесполезности Израиля для мира. Мы утверждаем, что нееврейскую публику намеренно делают жертвой этой искусственно созданной торговли бесполезными предметами роскоши. Видали вы когда-нибудь, чтобы сами евреи делались жертвой страсти к пустым безделушкам? Они любят носить бросающиеся в глаза костюмы, но их цена соответствует их качеству. Они носят очень большие бриллианты, но бриллианты эти настоящие. Еврей никогда не сделается жертвою еврея. Дурацкая роскошь и пошлые увеселения, это для народа; еврей знает, чем его прельстить, и знает, что все эти вещи не стоят ничего.
       Более всего достойны сожаления не денежные траты и не посягательства на хороший вкус, но тот факт, что неразумные нееврейские массы по своей воле и всецело попадаются в сети. Они верят, что новые моды так же неизбежны, как приход весны, а трата на их приобретение так же необходима и естественна, как налоги. Массы воображают, что они играют при этом какую-то особую роль, тогда как их роль заключается лишь в том, чтобы платить и вновь платить, когда «новейшая мода» устареет и появится новая. У нас здесь есть люди, которые за два года вперед знают, какие шальные моды будут увлекать народ и в чем будет выражаться прочие вздорные увлечения. Это и немудрено, ибо они, ведь, их сами изобретают. Все это есть форменный гешефт, во всяком случае понижающий нравственный уровень нееврейского большинства, но за то тем более выгодный для еврейского меньшинства.
       Все это косвенно вытекает из 6 протокола. Мы сделали выборку из длинного места этого протокола, которое говорит о том, что нужно делать, чтобы отвлечь интерес народа от чисто политических вопросов и сосредоточить его на экономических. Это место указывает далее способы, необходимые для того, чтобы сделать промышленность неустойчивой и, посредством внедрения в нее спекуляции, сделать ее недобросовестной. Наконец, в нем излагаются меры, необходимые для того, чтобы народ оказался беспомощным пред лицом создавшегося таким образом положения и не мот найти из него выхода. Средством для достижения этих целей как раз указывается роскошь: «Для того, чтобы в корне расстроить промышленную жизнь неевреев, мы, в качестве стимула для спекуляции, возбудим в них сильную жажду роскоши». А в 1-м протоколе сказано: «Нашему народу мы не можем позволить этого. Неверные одурели от алкоголя». Надо заметить, что сбор со спиртных напитков, надо думать, тоже случайно попадает в большинстве в еврейские карманы. История борьбы за трезвость в Соединенных Штатах это докажет. С точки зрения истории все антиалкогольное движение является ничем иным, как борьбой между нееврейским и еврейским капиталом; только благодаря тому, что неевреи в большинстве, победа пока оказалась на их стороне.
       Разные развлечения, игры, дансинги, дешевые моды, фальшивые бриллианты и все другие им подобные гешефты, которые начали процветать под влиянием тайного давления на народ и благодаря которым всякая бесполезная дрянь продается за такие высокие цены, что поглощает все прибавки к жалованию и все улучшения быта, — все это делается под руководством евреев.
       Весьма вероятно, что они сами даже не отдают себе ясного отчета в своем участии в этом глубоком понижении нравственного уровня народа: для них важно лишь одно, как легче сделать деньгу. Я думаю, они должны изумляться, сравнивая глупых неевреев со своими умеющими делать деньги евреями, умными приобретателями и мудрыми знатоками золота. Как бы однако дело ни обстояло, все же пред нами лежит программа, с полным хладнокровием намечающая план, посредством которого народы должны быть материально и духовно уничтожены. И мы видим, как эта самая программа изо дня в день претворяется в действительность и при том, если даже не в целом, то в большей своей части, под контролем одной расы.

 

 



Категория: Ford | Добавил: Bruder (02.11.2008)
Просмотров: 974 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Каталог+поисковая система Русский Топ

Каталог Ресурсов Интернет ПетербургПетербург