Наше меню

Поиск

Друзья сайта

Главная » Статьи » Мои статьи

Rel 06c



- Окончание -



     Едва на Русь надели христианский поводок, как в Печерском монастыре в Киеве одним из первых идеологов стал Симеон Новый Богослов. Поучения его разительно отличались от русской языческой вольницы. Симеон настойчиво призывал к смирению, отказу от поисков первенства в чём-либо, насаждая плач с молитвами, уединение, обуздание чрева. Взывал он к самоуничижению, совершенному отказу от собственной воли, не прекословить ни в чем духовному наставнику. «Хотя и увидишь его творящим блуд или упивающимся и управляющим, по твоему мнению, худо делами обители. Хотя бы он тебя бил и бесчестил и причинял тебе много других скорбей, не сиди вместе с досаждающими ему и не иди к беседующим против него. Пребудь с ним до конца, нисколько не любопытствуя о его прегрешениях». Неплохо?

     А теперь мы разобьём насаженную теорию о централизации русских земель вокруг единой религии. "Носители смирения" из Печерского монастыря надоумили князя Владимира перед смертью поделить русскую землю на удельные владения и раздать ее сыновьям, каковых у кагана было целых 12. Святославу достался Чернигов, Всеволоду - Переяславль, Игорю - Владимир, Вячеславу - Смоленск, Изяславу - Киев. Игумен Печерского монастыря Феодосий - главный идеолог раздробления Руси.

     Вдребезги рушится и следующая теория - о культурном воссоединении с народами Европы [крестовый поход немцев в 1147 году против славян - это у них называется "культурное воссоединение"]. Тот же Феодосий изобрел и прообраз ныне печально известного "железного занавеса", ибо развернул целую кампанию против латинства. В многочисленных письмах Изяславу игумен призывал к полному обособлению Руси от Запада. Он писал, что не подобает хвалить чужой веры, так как тот, кто хвалит чужую, неминуемо хулит собственную [«Сегодня ты играешь джаз, а завтра Родину продашь»]. Кто же хвалит и свою, и чужую, впадает в двоеверие. Латинство не от бога, ибо бог не двоеверен. Он один, одна вера, одно крещение. Всё и везде Одно. Истинная вера - только "православие" [тут даже и спорить с ним нечего, всё и так понятно и очевидно].

     Большинство ещё со школьной скамьи уяснили: Праотцы наши были тупы и убоги. А то, что мы, их потомки, умеем писать - заслуга "солуньских братьев", юродивых педерастов Кирилла и Мефодия. Бред неполноценной христианской кобылы. Ни Кирилл, ни Мефодий ни вместе, ни по отдельности никогда не создавали никакой русской азбуки. Они и подумать не могли, что их церковь когда-нибудь запишет в "основатели". Ещё задолго до визита на Русь Кирилла и Мефодия древние славяне уже фиксировали свою историю.

     Искусством письма сначала владели только старейшины (волхвы). А чуть позднее буквицы уже вовсю учили дети. Задолго до принятия христианства на Руси древние славяне были грамотными на все 100 процентов. Об этом свидетельствуют многочисленные грамоты дохристианских времён, найденные при раскопках. Каждый человек знал в те времена простейшую арифметику, мог написать на бересте пусть коротенькое, но связное и толковое послание. Причём грамотными были не только горожане. В деревнях волхвы, также обучали детей азбуке. Жили древние славяне общинным строем. И любой ребёнок, будь он ремесленного, крестьянского или княжеского происхождения, имел возможность выучиться грамоте.

     Церковь ставит себе в заслугу возникновение русской азбуки. А в самом "житии" этих двух юродивых "просветителей" написано, что в Корсуни (Крым) они изучили евангелия и псалтырь, написанные по-русски. В то время христиане были в небольшом количестве. Одебиленные христианством селились отдельно от "поганых", от своих родичей. В 860 году византийским Синодом назначался глава "русской церкви". И это за 128 лет по крещения Владимира! Далеко смотрели.

     Вернувшись в Византию, братья изучили евангелие и псалтырь, записанные русскими письменами. Но переводы с греческого языка на русский язык оказались очень сложными. И Кирилл с Мефодием для "простоты" добавляют в существующую русскую азбуку несколько букв (потом они отпали за ненужностью). Некоторые другие буквы они изменяют, рисуя их более похожими на греческие. На основе старого алфавита Кирилл и Мефодий создают свою личную письменность. "Кириллицу" использовали исключительно для написания церковных текстов и книг. А по ходу христианизации Руси новый алфавит заменяет прежний. Так что эти юродивые "светильники веры" не изобретали никакой русской письменности. Они всего лишь приспособили более древнюю азбуку под греческий стандарт.

     У славян же была руническая и полуруническая письменность. Кроме того, известна "велесовица". А сама славянская азбука? Аз Буки Веди Глаголь Добро Есть Живете Зело Земля Иже И Како Люди Мыслете… Никаких христианских параллелей этому тексту НЕТ! Он идёт из глубины тысячелетий. И буквы расположены в неслучайной последовательности.

     Христианство кое-как укрепилось в южнорусских городах. На сельской же почве оно не смогло укорениться. В северных лесах зреет сопротивление вятичей - самого крупного и воинственного восточнославянского племени. Даже церковные историки не отрицают все возрастающей повсеместной тяги народа, вкусившего "прелести" христианства, к языческой старине. В XII-XIII веках попы без передышки жаловались, что церкви пустуют. От справедливого народного гнева церковь спасли татары, с которыми она вступила в подлую, неслыханную в истории сделку. Страшное народное бедствие обернулось для церкви победой.

     Что делала церковь в период татаро-монгольского ига? Она столь поспешно и охотно кинулась в холуйское услужение к захватчикам, что была не только освобождена от дани (так называемые "тарханы"), но и получила такие права и преимущества, каких не знала ни одна церковь даже в христианской Европе. Кроме этого, она была взята татарами под ОСОБУЮ ЗАЩИТУ "от всяческих хулений".

     Татаро-монголы были необычайно для завоевателей веротерпимы. Они не разрушали храмы и не убивали попов. Сцена разрушения монголами церкви и убийства находящихся в ней людей, в том числе и монахов, показанная в фильме Тарковского "Андрей Рублёв", лжива насквозь. В действительности же христианство всемерно поддерживалось. По одному из ханских ярлыков [список законов] за хулу на христианство [под "хулой" может пониматься всё, что угодно, это удобное слово для того, чтобы выставить хищных волков невинными овечками] виновник подвергался смертной казни!

     Орда надолго покорила непобедимых прежде русичей только при помощи церкви, духовно разоружавшей народ. В ярлыке Менгу-Тимура (10 августа 1267 года) говорилось, что попы «правым сердцем богу за нас и за племя наше молятся и благословляют нас». А в охранной грамоте, полученной митрополитом Петром из рук хана Узбека, прямо сказано, что попы «...за нас бога молят и нас блюдут и НАШЕ ВОИНСТВО УКРЕПЛЯЮТ"».

     Татаро-монголы не оккупировали территорию Руси (ни в одном из взятых городов они не оставляли своих гарнизонов, что обычно делают завоеватели), но при этом их господство продолжалось 240 лет. Такое положение могло быть только при наличии на Руси "своих" смотрящих. Кто же был этими "своими"? Церковь. Конечно, кое-где русские сопротивлялись татарам. Но массового характера это сопротивление не принимало [спасибо христианству и амбициозным князьям-ублюдкам, воевавшим друг с другом]. В то время как маленький Козельск героически сопротивлялся монгольскому войску, владетель города черниговский князь со своей дружиной воевал с новгород-северским князем. Евпатий Коловрат, полулегендарный рязанский богатырь зимой 1237-1238 годов с ратью в 1700 человек нанёс поражение монголо-татарам во Владимиро-Суздальской земле. Убит в бою. Его подвиги описаны в "Повести о разорении Рязани Батыем".

     В монгольском войске было много и китайцев, и тангутов, и других восточных народов. Кстати, при уничтожении маленького отряда Евпатия Коловрата участвовали и китайцы. Но многочасовая рукопашная сеча складывалась в пользу русских. Русские воины не спрашивали церковь благословить их на битву.

     Вот отрывок из летописи, повествующий о том сражении: «…И бил их Евпатий так нещадно, что и мечи притуплялись, и брал он мечи татарские, и сёк ими. И ездил средь полков татарских так храбро и мужественно, что и сам царь устрашился… И возбоялись татары, видя, какой Евпатий крепкий исполин. И стали бить по нему из бесчисленных пороков (камнеметов), и убили его. И принесли тело его к царю Батыю. И сказали они царю: “Мы со многими царями, во многих землях, на многих битвах бывали, а таких удальцов не видали, и отцы наши не рассказывали нам. Это люди крылатые, не знают они смерти и так крепко и мужественно, на конях разъезжая, бьются один с тысячью, а два - с десятью тысячами…”».

     Во всех охранных ханских грамотах-ярлыках особо подчеркивалось, что они даны церкви в оплату за освещение ханской власти как данной от бога. Эти-то ярлыки духовенство и использовало для подавления народных возмущений: «нет власти не от бога», и посылается она за «грехи наши» - за приверженность к «богомерзкому язычеству». И не с татарами надо бороться, а с собственным «поганством». А главное - дружно и безропотно каяться.

     Основная идея большинства поповских произведений заключалось в том, что монгольское нашествие - это «кара божья» за "грехи" русского народа, и что только «истинная вера» может вывести русских из этого тяжелого положения.

     Поучение епископа Сепариона Владимирского (1274-1275 гг) типично для этого подхода. Он упрекал простых людей за приверженность к пережиткам язычества и призывал каждого русского человека покаяться и стать христианином по духу, а не только по званию.

     Монголо-татары высоко оценили подлость попов. Они освободили их от дани и дали митрополитам ярлыки, охранявшие их земельные владения. Митрополит Кирилл сумел получить от хана Менгу-Тимура ярлык в пользу церкви, в котором духовенство освобождалось от дани и других поборов. В этом же приказе хан под страхом смерти запретил надругательство над "православием"-жидославием: «Кто будет хулить веру русских или ругаться над нею, тот ничем не извинится, а умрёт злою смертью».

     А ещё с разрешения хана Кирилл основал в самом Сарае (большой укрепленный лагерь на Ахтубе, рукаве нижней Волги) свою христианскую епархию. Ярлык Тайдулы от 7 марта 1351 года опять-таки указывает широкий круг привилегий церкви: пошлина, подвода, корм, запрос, дар, почестие. Ордынской администрации, посещавшей Русь или находившейся на Руси, предписывалось: «Ни силы, ни истомы не творят им никакие, ни отнимают у них ничего». Ярлык Тюляка Михаилу, датируемый 1379 годом, продолжает политику предыдущих. Он освобождал служителей церкви от уплаты всевозможных даней и повинностей в пользу ханской власти. Это освобождение обусловлено тем, что "чин поповский" совершал богослужения за татарских ханов. Весьма познавательно изучить и другие ярлыки.

     Не один раз церковная власть заставляла законных государей терять корону и ронять скипетр из рук. На Руси такого не было. Церковь всегда находилась в подчинении у светских государей, но нашествие монголо-татаров освободило церковь от посягательств на её интересы. При бремени, которое иго обрушило на Русь, оно было крайне выгодно попам. Конечно же, попы всё обратили в свою пользу и в ущерб русскому народу!

     Во времена татарского ига евреи являются в роли сборщиков дани, которую они собирали с присущей им наглостью и жестокостью. Под предлогом доставки татаро-монголам отравленных съестных припасов жиды передавали им в закупоренных бочках оружие. Это пишет не сошедший с ума жидоненавистник, а еврейский историк Грец. Кроме того, они принимали активное участие в продаже русских рабов татарам.

     Не БЛАГОДАРЯ, а ВОПРЕКИ церкви скинули наши праотцы татарское иго. Не БЛАГОДАРЯ церкви, а ВОПРЕКИ ей Русь освободилась от этого ига. Историческая, а не церковная правда в том, что Сергий Радонежский настоятельно предлагал Димитрию откупиться от Мамая "великими дарами", и только видя непреклонность князя, ВЫНУЖДЕН был благословить его.

     Мыслимо было предположить, что воинственный славянский народ, всегда готовый сражаться за свою землю, два с половиной века терпел татаро-монголов? Допустили бы посягательство на родную землю язычники, не ослабленные лживостью поповщины, которая говорила, что иго - есть ни что иное, как наказание за недостаточное благочестие? Правда, есть чему удивиться: почему же роль "батога божьего" была отдана "богомерзким" татарам-язычникам? Но логика в христианстве не главное, её Вы там не найдёте. Церковь убеждала народ не противиться поработителям.

     Она сознательно наложила духовное ярмо на народ и тем самым пресекла в корне любые попытки избавиться от иноземного господства. И эта рабская покорность была выдрессирована на многие века. Лишь постепенно русские войска освобождали Русь от гнёта ханов. Пытаясь скрыть свою предательскую роль, христианская церковь рассказывает басни о “подвигах” Сергия Радонежского - якобы вдохновителя борьбы против татаро-монголов. Все эти замазки не имеют никакого основания. Поднял Русь на борьбу не Сергий, а великий князь Дмитрий Донской, которого попы хватали за руки. Духовенство говорило, что подобает утолить ярость Мамаеву великой данью и дарами. Когда Дмитрий Донской приехал к Сергию, то первое, что он услышал от Сергия: «Почти дарами и воздай честь нечестивому Мамаю, да, увидев твое смирение, господь бог вознесет тебя, а его неукротимую ярость и гордость низложит». Позорная и ничтожная личность! Позор ему вечный! И этого Радонежского называют покровителем Москвы. Очень и очень смешно. А Дмитрий Донской не стал слушать всех этих брюхатых лизоблюдов и одержал великую победу.

     Летом 1373 года великий князь Дмитрий Иванович фактически прекратил платить дань Орде. В ответ правитель Мамай напал на Рязань. Московский князь принял вызов. Разрыв с Ордой нарастал неотвратимо. Заминка возникала только из-за позиции церкви. Ей было плевать на народ. Её интересовало только собственное благополучие. В период с 1379 по 1389 годы происходила схватка за "святой престол" четырех алчных "светильников веры" [не обошлось и без убийств и наглых подлогов документов]. И всё это время церковным иерархам и дела не было до нужд русской земли, до бед русского народа. "Русская православная" церковь была занята другим. Она по-прежнему, как это повелось со времён крещения Руси, громкими возгласами поминала на богослужении имена вселенского патриарха и византийского кесаря, ибо от них зависело получение заветного "кормежного" места. Позор им всем, шкурникам!

     Сколько же было желающих примазаться к освобождению Руси от татаро-монголов! Если не присвоить себе славу "участника", "инициатора", "духовного пастыря" сражения, то хотя бы быть как-то причастным к стремлению московского князя обрести независимость от татаро-монголов. И в первых рядах - "русская православная" церковь, которая во все века примазывалась (и продолжает) к любым важным событиям.

     Спустя время после того или иного знаменательного события в истории Руси, "обнаруживалось" следующее: то какой-то "глас" слышал русский князь накануне решающего столкновения с врагами, то икона (чаще всего "божьей матери") являлась полкам и указывала им путь, то архангел Михаил поражал своим огненным мечом противников, то какой-нибудь полуразложившийся затворник "благословлял" образом "незлобивого Христа" дружину на сечу. «Мы принимали если не верховодство, то весьма деятельное участие» - таков был смысл церковных апокрифов, легенд, сказаний, акафистов, "молебствий". Почему бы не прилепиться к победе, хотя бы сбоку? Не отказываться же от славной русской истории!

     Да и само обращение Дмитрия Донского к Сегрию Радонежскому - это очень большой вопрос. Имело ли оно место? Уж очень незначительной фигурой был в той ситуации Сергий. Всего лишь игумен, мелкий пигмей-затворник, серая и неприметная личность. Мог ли Дмитрий Донской обратиться за "благословением" к человеку, который оставался лояльным к татарским завоевателям?

     Одно можно сказать точно: «идти в Каноссу» (где жил Сергий), то есть согласиться на унизительную капитуляцию перед простым игуменом Дмитрий не мог. Сергий жил в затерявшемся в лесах крохотном монастыре с 12 насельниками, из коих половина была родственниками Сергия. Мог ли князь, отказавшийся в 1371 году платить дань, а в 1378 году выгнавший в шею митрополита-проходимца Киприана из Москвы, унижаться перед каким-то мелкосорным игуменом?

     Если это обращение имело место, то вот по какой причине: на тот момент в Москве не было ни одного епископа или архимандрита - все они или грызли друг другу глотки в приёмном покое "вселенского" патриарха или находились далеко от столицы. Классический рассказ о встрече князя Дмитрия Ивановича с Сергием помещён в "Житии Сергия Радонежского", составленном иноком Пахомием в конце 30-х годов XV века. "Прииде" великий князь "к старцу" (58-летнему) и сказал: «Мамай грядёт» на Русь, «хотя разорити церкви». Игумен и благословил князя-полководца на войну без лишних слов, И кое-что, конечно, предсказал [бумага все стерпит]. Естественно, пророчество вскоре сбылось. Как же иначе?

     Принцип попов был и остается один и тот же: если церковь не трогают, то на Руси хоть трава не расти. А имеют ли под собой основание слова "хотя церкви разорити"? За что их разрушать-то? Попы честно отрабатывали свои 30 серебренников. Неужто Мамай был (или стал в одночасье) таким придурком, чтобы желать разгрома своих сторонников? Врёт Пахомий, врёт как сивый мерин.

     Сторонники теории "монголо-татарского ига" любят приводить в качестве примера, подтверждающего жестокость монголов, разорение ими Киева в 1240 году. Однако при этом они забывают, что еще до Батыя, в 1169 году, Киев опустошил "святой" Андрей Боголюбский. Он отдал "мать городов русских" на трехдневный грабеж своим ратникам. Кстати, он покровительствовал жидам. От жидов и сдох. Еврей Офрем Моизович устроил против него заговор и убил его. Так ему, ублюдку, и надо!

     Что же касается европейцев и западников, ссылающихся на жестокость монголов, то лучше бы они при этом упоминали про разграбленный крестоносцами в 1204 году Константинополь. Или приказ Чёрного Принца (который в Англии считается национальным героем) вырезать все население Лиможа в 1370 году. Как говорится, на себя, кума, оборотись да вынь бревно из своего глаза. Те историки, которые утверждают о страшных разорениях, причинённых татарами, не могут объяснить, почему церкви во Владимире, Киеве и многих других городах не были разрушены и сохранились до наших дней.

     Так же не выдерживает никакой критики затасканная теория, что татаро-монголы повинны в запустении и в упадке Руси. Тут, думается, есть замысел списать всё зло, причинённое Руси князьками, погрязшими в междоусобицах, на татар. Перепутывание ответственностей.

     Так, например, во Владимиро-Суздальской земле монголо-татары сожгли 14 городов и крупных сел из 300. Да, ничего хорошего. Но во время обычных для того времени междоусобных войн уничтожалось больше городов и сёл. Любая война невозможна без убийств и пожаров, но масштабы бедствий часто несопоставимы. Глянем на поход Батыя. Летописцы свидетельствуют, что в 1240 году при взятии Батыем Владимира-Волынского население города было уничтожено ("копьем" и народ "изби не щадя"). На самом же деле население, как оказалось, успело убежать в лес и потом вернулось (уцелели и церковь Богородицы и другие). Ещё один пример. В Галичине во время нашествия Батыя погибло 12 тысяч человек. Почти столько же полегло на реке Липице в междоусобной войне русских с русскими. Это грустно, но такова наша история.

     В 1411 году (почти за сто лет до начала "ведьмомании" в Европе) 12 "жонок вещих" попали на костер за то, что "нанесли чуму".

     Грамота 1452 года митрополита Ионы вятскому духовенству отлично показывает как христианство внедрялось и среди нерусских народов. Священники перемучили много людей, переморили, в воду "пометали", сжигали в избах - мужчин, старцев и малых детей, выжигали глаза, младенцев сажали на кол и убивали. При этом митрополит вовсе не осуждал попов за такое мракобесие, а только предостерегал, что такой кровавый террор может вызвать ненависть к попам и нанести ущерб цервки.

     Вот как внедрялось христианство у татар. Глаголет ахриепископ Никон (Рождественский): "За своё ревностное служение церкви и строгую подвижническую жизнь удостоенный сана митрополита только что покорённой Казани, святитель божий весь отдался святому делу утверждения в православии новокрещеных татар, из коих некоторые возвращались в магометанство, а другие уклонялись в католичество и лютеранство.

     Митрополит Ермоген испросил у царя Федора Иоанновича (1584-1587 гг.) указ, в силу которого новокрещёные татары поселены были вместе с русскими в особой слободе, где для них построили церковь и наблюдали за ними, чтобы они посещали богослужение, носили кресты на груди, имели у себя иконы и жили по православному. А иноверцам было запрещено брать на службу к себе православных. Святитель божий не пускался в рассуждения о какой-то свободе совести: «он веровал, что истина православия превыше всех сокровищ на земле, и ограждал ее всею силою своей святительской власти. И ни в какие сделки со своею совестью он не входил, и грехом почел бы допускать совращения из православия в какую бы то ни было иную веру».

     Первые еретики появились в XIV веке в Пскове. Вообще, Псков и Новгород были главными центрами еретического движения на Руси до середины XVI века. Были даже и сверхсмелые люди, отказывающиеся верить в бессмертие души. Такими были Никита и Карп, казнённые в 1375 году.

     В 1490 году по приказу новгородского архиепископа Геннадия против ряда видных еретиков применили следующую казнь. В Новгороде еретиков (которые проповедовали свободу воли) посадили задом наперед на лошадей, надели на головы "бесовские" колпаки с рогами, а на грудь каждому повесили надпись: «се есть сатанино въинство». После этого их провезли по всему городу, и каждый встречный должен был плевать в еретиков и кричать «се врази божий и христианьскии хульници».

     Это было наказанием за "гордыню". Далее берестяные шлемы были сожжены на головах у еретиков. Поп Денис, не выдержав расправы, тронулся умом - стал "козлогласовати" - кричать голосами птиц и зверей. То есть, "предался вселившемуся в него бесу хульному". Некоторые еретики были казнены, многие сосланы в отдалённые монастыри. Сходство с действиями западной инквизиции не случайно. Геннадий очень лестно отзывался об опыте западноевропейских "коллег" и описанное действие устроил в точности по испанским руководствам по борьбе с ересями.

     Иосиф Волоцкий (Иван Савин), современник Ивана III (1462-1505 гг.) говорил, «что должно не только осуждать еретиков и отступников, но и проклинать их, и не только проклинать, но и предавать лютым казням. Всем христианам подобает осуждать и проклинать еретиков и отступников, а царям, князьям и мирским судьям подобает посылать их в заточение и предавать лютым казням».

     Вот ещё более по-христиански: «Подобает не только осуждать, но и предавать лютым казням, и притом не только еретиков и отступников. И сами православные, узнавшие о еретиках или отступниках, но не предавшие их судьям, подлежат смертной казни...». Стоит отметить, что такие рассуждения очень по нутру нынешним скудоумам, балующимся с идеей возрождения монархии.

     В 1503 году состоялся церковный собор, на котором ересь была осуждена, а наиболее активные еретики приговорены к казни. Дознание происходило надёжным образом. Иосиф Волоцкий предложил начать с арестов «двух-трех еретиков, а оне всех скажют». Под пытками люди, конечно, не выдерживали и оговаривали даже невиновных. Организованный в 1504 году показательный процесс закончился очередным инквизиторским представлением. На льду Москвы реки в деревянной клетке были сожжены главные представители московского еретического кружка - брат Федора Курицына, дьяк Иван Волк-Курицын и некоторые другие лица. В Новгороде были сожжены архимандрит Юрьева монастыря Касьян с братом, помещик Рукавов и другие. Остальные были разосланы по монастырям под надзор игуменов. Одиночек-еретиков продолжали жечь и дальше.

     Ученики Иосифа Волоцкого заодно усвоили и довели до крайних пределов такую черту своего пастыря, как начётничество. «Всем страстям мати - мнение, мнение (самостоятельная мысль - SCh.) - второе падение (грехопадение - SCh.)» - так выразился один из его учеников. Саму суть христианства начётники видели не в познании и размышлении, а в устройстве жизни в соответствии с догматически истолкованными "священными текстами". Да, интересная и увлекательная жизнь. В 1551 году по инициативе Макария был созван собор, который в истории известен под названием "Стоглавый". Он занимался в основном вопросами упорядочивания христианской жизни.

     В ста главах, в которых попы выразили свои наказы пастве, подчеркивается ПОЛНАЯ НЕТЕРПИМОСТЬ церкви к обычаям славянской старины.

     Грехом были признаны стрижка бороды, мытье в бане мужчин с женщинами, игра в единственную в то время азартную игру ("зернь"), колдовство. К числу греховных занятий собор также отнёс игру на всевозможных музыкальных инструментах, общение с иностранцами и шахматы, широко распространённые на Руси. В исповеди поп задавал вопрос: «Не играл ли в шахматы еси?». А если слышал утвердительный ответ, то накладывал какое-нибудь наказание.

     Русские люди, говорилось в Стоглаве, «разных стран беззаконии оскверняхомся, обычая злая от них приимше, и сего ради казнит нас бог за таковые преступления». Сегодня из-за ограды церкви мы слышим то же самое. Церковные проповеди разных времён разнообразием не отличаются.

     А вот глава 41 этого собора: «…в мирских свадьбах играют глумитворцы и арганики, и смехотворцы, и гусельники, и бесовские песни поют, и как к церкви венчатся поедут, священник со крестом будет, а пред ним со всеми теми играми бесовскими рыщут, а священницы им в том не возбраняют и не запрещают... О том запрещати великим запрещением...». "Запрещать" - это одно из любимых христианских слов. Итак, Собор 1551 года ОФИЦИАЛЬНО объявил войну русской вольнице.

     Приговорная грамота Троицко-Сергиева монастыря 1555 года призывает жестоко преследовать славянских скоморохов.

     К XVI веку церковь на Руси настолько опустилась и разжирела, закормленная льготами от светских властей, что как русские люди, так и заезжие иностранцы смотрели на всё на это с неподдельным ужасом. Стоит справедливости ради отметить, что и католические "святые отцы" в жажде наживы и развращения нравов ни в чём не уступали православным священникам.

     Вот что пишет о Руси Дж. Флетчер в конце XVI века: «Монашествующих у них бесчисленное множество, гораздо более, чем в других государствах, подвластных папе. Каждый город и значительная часть всей страны ими наполнены, все лучшие и приятнейшие места в государстве заняты обителями и монастырями, монашеская жизнь наиболее отстранена от притеснений и поборов, падающих на простой народ. Кроме того что монахи владеют поместьями (весьма значительными), они самые оборотливые купцы во всем государстве и торгуют всякого рода товарами».

     Сосредоточение в руках церкви огромных земельных владений, закрепощение крестьян, нарушение церковных заповедей архиереями и монахами, да и торговая деятельность - всё это вызывало недовольство и осуждение не только со стороны посторонних людей, но и со стороны самих церковников. Среди части священников развернулось движение за отказ от церковных богатств. Но их было очень мало.
     Один из самых видных деятелей этих "нестяжателей", Вассиан, писал: "»Господь сказал: раздай имение твоё. А мы, войдя в монастырь, не перестаём, по нашему безумию, всячески приобретать себе чужие села и имения, то бесстыдно выпрашиваем у вельмож лестью, то покупая. Господь повелевает: отдай нищим. А мы, заразившись ненасытным сребролюбием, различным образом оскорбляем братий наших, живущих у нас в селах, обижаем их неправедными поборами, налагаем на них лихву на лихву.
     И если они не имеют сил отдать нам лихвы, то мы без жалости лишаем их имущества, отнимаем и них корову или лошадку, а самих с детьми, как поганых иноверцев, далеко прогоняем от своих пределов, а иных, предав княжеской власти, доводим до конечного разорения. Иноки, забыв свой обет и отринув всякое благоговенство, уже в седой старости поднимаются из своих обителей и толкаются в мирских судилищах, то тягаясь с убогими людьми о своих многолихвенных заимоданиях, то судясь с своими соседями о границах земель и сел. Сами вы изобилуете богатством и объедаетесь сверх иноческой потребы. Все годовые избытки берете себе или обращаете их в деньги, чтобы давать в рост, или храните в кладовых, чтобы после, во время голода, продавать за большую цену».

     Архиепископ Макарий (Булгаков) свидетельствует о жизни православной церкви следующими словесами: «Это было благочестие по преимуществу внешнее, обрядовое, фарисейское. Оно было распространено и глубоко чтилось во всех слоях нашего общества, между тем как там господствовали самые тяжкие пороки и почти совершенная безнравственность».

     В Московский период, в XV-XVI веках правительство относилось к евреям весьма враждебно. Известно, что, взяв Полоцк в 1563 году, Иван IV Грозный (1547-1584 гг) издал распоряжение относительно полоцких евреев: «Согласных креститься - крестить, а несогласных утопить в реке Полотье».

     Евреям не позволяли даже появляться в Московской Руси на самое короткое время. И мы видим, что польский король Сигизмунд I выпрашивает у Ивана Грозного разрешение евреям появляться в Москве по челобитным делам. А на выпрашивание того же короля разрешения предоставить жидовским купцам права торговать Иван IV отвечал вот что: «Мы к тебе уже не раз писали о диких делах от жидов, как они наших людей от христианства отводили, отравные зелья к нам привозили и пакости многим нашим людям делали, так тебе бы, брату нашему, не годилось и писать о них, слыша их такие злые дела».

     При Иване Грозном попы сидели тихо и особливо не высовывались.

     Конечно Иван IV был деспотичным и жестоким правителем, отрицать это было бы нелепо. Но он не был каким-то выдающимся исключением. Все рассказы о его невероятной жестокости лишены всякой основы.

     За эпоху его правления было казнено 3-4 тысячи человек. А во время так называемой Варфоломеевской ночи (в ней активно участвовал король Франции Карл IX, отстреливая еретиков из аркебузы, стоя на балконе) 23 августа 1572 года было убито более 3 тысяч гугенотов (протестантов). За что? Да за то, что они осмелились выбрать немного иной путь в христианстве. Получается, что всего за одну ночь в самой "цивилизованной" европейской стране было уничтожено примерно столько же людей, сколько за ВСЁ время "террора" Ивана Грозного. Добавим, что тогда во Франции от внутрихристианских разборок в течение двух недель погибло около 30 тысяч протестантов. Интересный результат воздействия религии на нравы людей, верящих и чтящих главную заповедь христианства: «бог есть любовь». Правда, эту мыслеформу выдумали в XIX веке, когда церковь серьёзно получила по морде. До этого была мыслеформа "страх божий".

     В Варфоломеевскую ночь испанский посол пишет в Мадрид письмо: «Когда я это пишу, они убивают их. Они сдирают с них одежду, волочат по улицам, грабят их дома, не давая пощады даже детям. да будет благословлён господь, обративший французских принцев к служению его делу! Да вдохновит он их сердца на преодоление того, что они начали!». Екатерине Медичи, стоявшей во главе католиков, учинивших резню, приписывается такое изречение: «Быть с ними жестокими - человечно, а быть милосердными – жестоко».

     Западные современники Ивана Грозного - английский король Генрих VIII, испанский король Карл V и другие, несмотря на то, что они повинны в смерти десятков, если не сотен тысяч неповинных людей, являются исключительно высоко почитаемыми историческими деятелями. В то же время Иван IV почему-то считается одним из величайших злодеев в истории человечества. Интересный результат социального зомбирования.

     Во время Смуты церковь явила себя в самой милосердной своей ипостаси. Когда умирающий от голода народ ел траву и опускался до каннибализма, монастырские запасы оставались нетронутыми. Поповщина вовсе не отказывала себе в пище телесной, а та милостыня, что раздавалась нуждающимся, не составляла и тысячной доли церковных богатств. А внутрицерковные разборки в это время - это отдельная тема. Можете быть уверены - на народ попам было плевать со своих колоколен. Состояние, в котором он находился, попов абсолютно не волновало.

     Во второй половине XIV века среди приближенных московского князя Семеона Иоанновича Гордого объявился выходец из прусско-литовских языческих князей Андрей Кобыла. Его младший сын, Федор Андреевич, носил прозвище Кошка, а пра-пра-правнук стал числиться боярином Романовым. Ко времени восшествия на царство бояре эти вполне обрусели. Даже предыдущую династию Рюриковичей можно с большим скрипом принять за выходцев из русской земли. Как бы то ни было, весь род Романовых насквозь пронизан немцами и от этого никуда не денешься. Романовы восседали с 1613 года.


Составил SunCharion



[ ... Назад ]   



_
Категория: Мои статьи | Добавил: Bruder (19.03.2009)
Просмотров: 1121 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 5.0/2 |
Всего комментариев: 4
08.05.2009 Спам
очень интересный материал, спасибо автору

вообще всё это ужасно мы уже 1000 с лишним лет верим в чужую выдуманную веру.....




28.06.2009 Спам
хто це "ми"? ви, мабуть і далі віруєте, навіть після прочитанного?
а ми, знаючи і ісТОРА-ію, і культуру свого роду, вєдаємо де правда-правь!



06.07.2011 Спам
ничего не понял



21.01.2010 Спам
3. yadr
какое "удивительное совпадение" меджду иудеями ненавидящими Христа и 2000 лет борющагося против него и его последователей, и составителем данноего опуса господина - "Составил SunCharion". Нет времени разбирать все эти жидовские бредни данного субъекта, но если хоть кто-то не предвзято подумает, то увидить жидовскую ложь во всей это придуманной писанине. Буд-то бы не жиды уничтожали христиан. Старая жидовская байка о языческих божках ядрилах и педрилах. Как сказал великий Достоевский, русский человек не православный - дрянь. Мудачьё, верить этой ехрне написанной - это значит быть полным дубом, не знающим свою русскую историю.



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Каталог+поисковая система Русский Топ

Каталог Ресурсов Интернет ПетербургПетербург