Наше меню

Поиск

Друзья сайта

Главная » Файлы » Roger Garaudy

M_02
[ ] 04.08.2009, 09:54
ВВЕДЕНИЕ


    Эта книга - история ереси, заключающейся в буквальном и выборочном прочтении текстов Священного Писания с целью сделать из религии орудие политики. Это смертельная болезнь конца нашего века, которую я уже определил в моих книгах, направленных против разных форм фундаментализма.

     Я сражался с ней в среде мусульман в книге "L'Islamisme, une maladie de l'Islam" /Величие и упадок Ислама/ с риском рассердить тех, кому не нравится, когда я говорю, что "исламизм - это болезнь Ислама".

     Я сражался с ней в среде христиан в книге "Vers une guerre de religion" /К религиозной войне/ с риском рассердить тех, кому не нравится, когда я говорю, что "Христос Павла - это не Иисус".

     Я сражаюсь с ней сегодня в среде евреев в книге "Les mythes fondateurs de la politique israélienne" /Основополагающие мифы израильской политики/ с риском навлечь на себя громы и молнии израильских сионистов, которым не понравилось уже, что сказал о них рабби Хирш: «Сионизм хочет определить еврейский народ как национальную общность... Это ересь».
    Источник: "Washington Post", 3 октября 1978 г.
     Что такое сионизм, который отрицается в моей книге (а не еврейская вера)? Он часто уже давал определения самому себе:
  1. Это политическая доктрина.
     «С 1896 года сионизм соотносит себя с политическим движением основанным Теодором Герцлем»
    Источник: Encyclopaedia of zionism and Israël /Энциклопедия сионизма и Израиля/. Изд. "Herzl Press", New-York, 1971, т. II, с. 1262.
  • Это националистическая доктрина, порожденная не иудаизмом, а еврейским национализмом.      Основатель политического сионизма Герцль не заявлял о себе как о религиозном человеке: «Я не следую религиозным импульсам.»
      Источник: Th. Herzl "Diaries" (Mémoires) /Дневники (Воспоминания)/. Изд. Victor Gollancz, 1958
         «Я агностик.» (там же, с. 54).

         Герцль не проявлял особого интереса к "святой земле": ради своих националистических целей он готов был согласиться на Уганду или Триполитанию, Кипр или Аргентину, Мозамбик или Конго (там же).

         Но перед лицом оппозиции со стороны своих друзей иудейской веры он осознал значение "могущественной легенды", как он ее назвал 9 июня 1895 года (там же, с. 56), которая представляет собой «призыв к объединению непреодолимой мощи.»
      Источник: Herzl. "L'État juif" /Еврейское государство/, с. 45
        Как политик-реалист, он не мог игнорировать этот мобилизующий лозунг. И переводя "могущественную легенду" о "возвращении" в область исторической реальности, Герцль провозгласил: «Палестина - наша незабываемая историческая родина... одно это название будет мощным призывом к объединению нашего народа.»
      Источник: Herzl. "L'État juif" /Еврейское государство/, с. 209
         «Еврейский вопрос не является для меня ни социальным, ни религиозным... Это национальный вопрос.»
    1. Это колониальная доктрина.
        И в данном случае ясно выражавшийся Т. Герцль не скрывал своих целей: на первом этапе создать привилегированную компанию под покровительством Англии или любой другой державы в ожидании создания "Еврейского государства". Поэтому он и обратился к тому, кто показал себя специалистом в такого рода операциях: к колониальному дельцу Сесилю Родсу, сумевшему на базе своей компании колонизировать Южную Африку, одна из частей которой стала носить его имя - Родезия.

         Теодор Герцль писал ему 11 января 1902 года:
         «Я прошу Вас прислать мне письмо и подтвердить, что Вы прочли мою программу и одобряете ее. Вы спросите, почему я обращаюсь к Вам, г-н Родс? Потому что моя программа - это колониальная программа.»
      Источник: Th. Herzl "Tagebuch" /Дневник/. Т. III, с. 105.
         Политическая, националистическая, колониальная доктрина - таковы три характерные черты политического сионизма, восторжествовавшего на Базельском конгрессе в августе 1897 года. Т. Герцль, его гениальный основатель, политик макиавеллиевского пошиба, имел право сказать по окончании этого конгресса:
         «Я основал еврейское государство.»
      Источник: Th. Herzl "Diaries" (Mémoires) /Дневники (Воспоминания)/. Изд. Victor Gollancz, 1958, с. 224.
         Полвека спустя в результате этой политики, которую в точности осуществляли его ученики, его методами и согласно его политической линии, было создано (после второй мировой войны) государство Израиль.

         Но это политическое, националистическое и колониальное предприятие ни в коей мере не вытекало из веры и духовности евреев.

         Одновременно с Базельским конгрессом, который не смог состояться в Мюнхене (по первоначальному плану Герцля) из-за оппозиции со стороны германской еврейской общины, в Америке состоялась Монреальская конференция (1897 г.), на которой по предложению рабби Isaac Meyer Wise, самого представительного еврейского деятеля тогдашней Америки, была принята резолюция, радикальным образом противопоставившая два прочтения Библии: этнополитическое - у сионистов, и духовно-универсалистское - у Пророков.

         «Мы полностью отвергаем всякую инициативу по созданию Еврейского государства. Попытки такого рода выявляют ошибочное понимание миссии Израиля... которую первыми провозгласили еврейские пророки? Мы утверждаем, что цель иудаизма не политическая, не национальная, а духовная? Она устремлена в мессианскую эпоху, когда все люди осознают свою принадлежность к одному великому сообществу и создадут Царство Божие на земле.»
      Источник: Conférence centrale des Rabbins américains /Центральная конференция американских раввинов/. Yearbook VII, 1897, с. XII.
         Руфус Лирси резюмировал первую реакцию еврейских организаций - от “Ассоциации раввинов” Германии до “l'Alliance Israélite universelle de France”, “Israelitische Allianz” Австрии и “Associations juives” Лондона.

         Эта оппозиция политическому сионизму, вдохновляемая приверженностью к духовности еврейской веры, не переставала проявляться и после того, как после второй мировой войны, использовав в очередной раз ООН, соперничество между державами и, прежде всего, безусловную поддержку США, израильский сионизм утвердился в качестве господствующей силы и благодаря своему лобби изменил тенденцию на обратную, так что даже в общественном мнении восторжествовала израильско-сионистская политика силы, а не прекрасная традиция пророков. Однако заглушить критику великих духовных личностей не удалось.

         Мартин Бубер (Martin Buber), один из самых великих еврейских глашатаев этого века, всю жизнь до самой своей смерти в Израиле не переставал обличать вырождение религиозного сионизма в политический. Он заявил в Нью-Йорке:
         «Чувство, которое я испытывал 60 лет назад когда я вступил в сионистское движение, в сущности то же, что и сегодня, я надеялся, что этот национализм не последует по пути других - начавшись с великой надежды, но потом он деградировал и даже осмелился назвать себя, по примеру Муссолини, священным эгоизмом, как будто коллективный индивидуализм может быть более священным, чем индивидуальный. Когда мы вернулись в Палестину, решающий вопрос был такой: хотим ли мы прийти сюда как друзья, братья, члены сообщества народов Ближнего Востока или как представители колониализма и империализма?
         Противоречие между целью и средствами ее достижения разделило сионистов: одни хотели получить от великих держав особые политические привилегии, другие, прежде всего молодежь, хотели только, чтобы им позволили работать в Палестине вместе с их соседями ради Палестины и ее будущего...
         Не всегда все шло гладко в наших отношениях с арабами, но, в общем, между еврейскими и арабскими деревнями были добрососедские отношения. Эта органическая фаза устройства в Палестине длилась до эпохи Гитлера.
         Это Гитлер вытолкнул в Палестину массы евреев, а не элиту, которая приехала туда устроить свою жизнь и подготовить будущее. На смену избирательному органическому развитию пришла массовая иммиграция, а вместе с ней необходимость найти политическую силу для ее безопасности... Большинство евреев предпочло учиться у Гитлера, а не у нас... Гитлер показал, что история идет не дорогой духа, а дорогой силы, и если народ достаточно силам, он может безнаказанно убивать. Такова ситуация, с которой нам приходится бороться... В "Исходе" мы предлагаем, чтобы евреи и арабы не только сосуществовали, но и сотрудничали. Это сделало бы возможным такое экономическое развитие Ближнего Востока, благодаря которому этот регион смог бы внести большой, значительный вклад в будущее человечества.»
      Источник: "Jewish Newsletter", 2 июня 1958 г.
         Обращаясь к “XII сионистскому конгрессу” в Карлсбаде 5 сентября 1921 года, он сказал:
         «Мы говорим о духе Израиля и верим, что мы не схожи с другими народами. Но если дух Израиля не более чем синтез нашей национальной самобытности, не более чем красивое оправдание нашего коллективного эгоизма, превращенного в идола, то мы, отказывающиеся признавать иных кумиров, кроме Властелина Вселенной, станем такими же, как и другие народы, будем пить из той же чаши, что и они, и тоже опьянеем. Нация не является высшей сущностью. Евреи больше чем нация, они члены одного религиозного сообщества.
         Еврейская религия утратила корни, и в этом суть болезни, симптомом которой было зарождение еврейского национализма в середине XIX века. Эта новая форма жажды владения землей является тем фоном, которым отмечено все, что современный национальный иудаизм заимствовал у современного национализма Запада.
         Какое отношение ко всему этому имеет идея "богоизбранности" Израиля? "Богоизбранность" не означает чувство превосходства, а чувство предназначения. Это чувство рождается не от сравнения с другими, а в результате призвания и ответственности за выполнение задачи, к чему все время призывали Пророки: если вы хвастаетесь своей избранностью, вместо того чтобы жить по воле Божьей, это преступление.»

         Указав на этот "националистический кризис" политического сионизма, который является извращением духовности иудаизма, он закончил так: «Мы надеялись спасти еврейский национализм от ошибки, от превращения народа в идола. Мы потерпели неудачу.»
      Источник: Martin Buber "Israel and the world" /Израиль и мир/. Изд. Schocken, New-York, 1948, с. 263.
         Профессор Judas Magnes, президент Еврейского университета в Иерусалиме с 1926 года, считал, что "Билтморская программа" ("Programme de Biltmore") 1942 года, требовавшая создания Еврейского государства в Палестине «привела к войне против арабов.»
      Источник: Norman Bentwich, "For Sion sake" Biographie de Judas Magnes /Ради Сиона. Биография Иуды Магнеса/. Philadelphie, "Jewish Publication society of america", 1954, с. 352.
         В речи, произнесенной в 1948 году при открытии нового университетского учебного года, Магнес сказал:
         «Евреи заговорили новым голосом, голосом ружей. Такова новая Тора земли Израиля. Мир во власти помешательства на физической силе. Да хранят небеса иудаизм и народ Израиля от этого помешательства. Значительную часть могущественной диаспоры завоевал языческий иудаизм. Во времена романтического сионизма мы думали, что Сион должен быть искуплен праведностью. Все евреи Америки в ответе за эту ошибку, за эту мутацию? даже те, кто не согласен с действиями в языческом направлении, но сидит, сложа руки. Анестезия морального чувства приводит к его атрофии.» (там же, с. 131).

         В Америке, в самом деле, после Билтморской декларации сионистские руководители имели могущественного покровителя - США, и Всемирная сионистская организация преодолела сопротивление евреев, верных духовным традициям пророков Израиля, и потребовала создания уже не "еврейского национального очага в Палестине", согласно терминам (если не духу) декларации Бальфура времен первой мировой войны, а создания Еврейского Палестинского государства.

         Уже в 1938 году Альберт Эйнштейн осудил эту ориентацию:
         «Было бы более разумным, на мой взгляд, придти к какому-то соглашению с арабами на основе совместной мирной жизни, чем создавать еврейское государство. Мое понимание сути иудаизма противится идее еврейского государства с границами, с армией и временной властью... Я боюсь, что иудаизму будет нанесен внутренний ущерб, вследствие развития в его рядах узкого национализма. Мы больше не евреи эпохи Маккавеев. Снова стать нацией в политическом смысле слова было бы равнозначно отходу от духовности нашего сообщества, которой мы обязаны гению наших Пророков.»
      Источник: Rabbin Moshé Menuhin "The decadence of Judaism in our time." /Упадок иудаизма в наше время/, 1969, с. 324.
         Не было недостатка в протестах и после каждого нарушения Израилем международного права. Назовем лишь два примера, когда было во всеуслышание заявлено о том, о чем миллионы евреев думают, но не могут публично сказать, боясь интеллектуальной инквизиции израильско-сионистских лобби:
         В1960 году во время процесса Эйхмана в Иерусалиме "American Council for judaism" (Американский совет по иудаизму):
         «"American Council for judaism" послал государственному секретарю M. Christian Herter письмо, в котором отказал израильскому правительству в праве говорить от имени всех евреев.
         Совет заявил, что иудаизм - дело религии, а не национальности.»
      Источник: "Le Monde", 21 июня 1960 г.
         8 июня 1982 года профессор Benjamin Cohen из тель-авивского университета, после кровавого вторжения израильских войск в Ливан, написал P. Vidal-Naquet:
         «Я пишу Вам, слушая транзистор, по которому только что объявили, что "мы" на пути к "достижению нашей цели" в Ливане: обеспечить "мир" жителям Галилеи. Эта ложь, достойная Геббельса, приводит меня в бешенство. Ясно, что эта дикая война, более варварская, чем все предыдущие, не имеет ничего общего ни с покушением в Лондоне, ни с безопасностью Галилеи. Евреи, сыны Авраама, которые сами были жертвами стольких жестокостей, как могут они быть такими жестокими? Самый большой успех сионистов - деиудизация евреев.
         Сделайте, дорогие друзья, все, что в ваших силах, чтобы: бегины и шароны не достигли своей двойной цели: окончательной ликвидации (это выражение в моде здесь сейчас) палестинцев как народа и израильтян как человеческих существ.»
      Источник: письмо, опубликованное в "Le Monde" 19 июня 1982 г.
         «Профессор Лейбовиц считает израильскую политику в Ливане иудео-нацистской.»
      Источник: газета "Yediot Aharonoth", 2 июля 1882 г.
         Таковы ставки в борьбе между верой еврейских пророков и национализмом сионистов, основанным, как и всякий национализм, на отрицании прав других народов и на самообожествлении.

         Каждый национализм нуждается в том, чтобы придать священный характер своим претензиям; после распада христианства все государства-нации претендуют на священное наследие и на полномочия, полученные от Бога:
         Франция - "старшая дочь церкви", через нее "вершатся дела Божьи". Германия "превыше всего", потому что "с нами Бог". Eva Peron говорила, что «миссия Аргентины привнести Бога в мир», а в 1972 году премьер-министр ЮАР Форстер, знаменитый диким расизмом апартеида, тоже провозгласил: «Не будем забывать, что мы народ Божий, и у нас есть миссия?» Сионистский национализм столь же опьянен, как и все эти национализмы.

         Это "опьянение" действует даже на самых просвещенных.
         Даже такой человек, как профессор André Neher, в своей прекрасной книге "L'essence du prophétisme" /Сущность пророчества/ (Изд. Calmann-Lévy, 1972, с. 311), так хорошо показав универсальный смысл союза Бога с человеком, пишет, что Израиль - это «знак божественной истории в мире. Израиль - это ось мира, его нерв, его центр, его сердце.» (с. 311)

         Подобные пассажи досадным образом напоминают "арийский миф", бывший идеологической основой пангерманизма и гитлеризма. Это путь антиподов учения пророков и замечательной книги Martin Buber "Ich und Du" (Я и Ты)*.
        * - Эта еврейская книжонка "замечательна" только для шабес-гоев. В ней еврей Buber растолковывает гоям, как они должны любить еврейского бога. - Прим. ЛВН.
         Исключительность делает невозможным диалог: нельзя вести диалог ни с Гитлером, ни с Бегином, потому что их чувство расового превосходства или их уверенность в исключительном союзе: с божеством не позволяет им слушать других.

         Наша антология сионистских преступлений является продолжением усилий тех евреев, которые пытались защитить пророческий иудаизм от этнического сионизма.

         Антисемитизм подписывается не критикой политики агрессии, обмана и крови, которую проводит; израильский сионизм, а безусловной поддержкой этой политики, сохранившей от великих традиций иудаизма лишь то, что при буквальном толковании оправдывает их политику, ставит ее выше международного права, освящая ее вчерашними и сегодняшними мифами.




     
    [... Назад]      [ОГЛАВЛЕНИЕ]      [Далее ...]
  • Категория: Roger Garaudy | Добавил: Bruder
    Просмотров: 969 | Загрузок: 0
    Каталог+поисковая система Русский Топ

    Каталог Ресурсов Интернет ПетербургПетербург